doloew1917 (doloew1917) wrote,
doloew1917
doloew1917

Category:

Кризис капитализма и конец "третьемиризма"


Последние события в Венесуэле, где наследник Чавеса с каждым часом все больше становится похож на хромую утку, вместе с другими жестокими поражениями левых в широком понимании сил за последние месяцы и годы (капитуляция ФАРК в Колумбии, оккупация Африна Турцией, приход к власти нацистского людоеда в Бразилии etc.) дают повод поговорить о причинах такого прискорбного положения. Я здесь не собираюсь повторять тривиальности об отказе глупых оппортунистов от идеи диктатуры пролетариата и вообще заводить шарманку Майсуряна - причины происходящего находятся гораздо глубже. Если брать в общем, предпосылки сегодняшних поражений скрываются в том комплексе подходов к рассмотрению социальной действительности и в том наборе политических стратегий, что носят общее название "тьермондизма" (или "третьемиризма").
Само по себе название "третьемиризм" является большим обманом. Во-первых, оно отсылает нас как к исходному пункту к идеям Мао Цзе Дуна, тогда как основные предпосылки этого подхода сформировались, по сути, в ходе сталинского термидора (заклейменный еще Троцким "национал-коммунизм"). Во-вторых, само по себе положение о "трех мирах", о том, как империалисты "первого мира", закабалившие развивающиеся страны, делятся с рабочими метрополии доходами от колониального и неоколониального грабежа, подкупая и развращая их (здесь обычно приводятся классические цитаты Энгельса и Ленина), вовсе не является в третьемиристских теориях самым важным. Реально важными для понимания "третьемиризма" являются два положения, которые явно или скрыто разделяют все носители подобных идей - от отважных и непримиримых индийских партизан до респектабельных латиноамериканских профессоров, от карикатурных маоистских секточек где-нибудь в США до депутатов Государственной думы от КПРФ. Положения эти в общем можно сформулировать так:

1. В угнетенных странах "третьего мира" существует "национальная буржуазия", столь же жестоко страдающая от империалистической кабалы, как и наемные рабочие, как и мелкобуржуазные массы - и долгом каждого революционера в "третьем мире" является сотрудничество с этой "национальной буржуазией", единый фронт с ней - ну, по крайней мере, до полного торжества мировой революции.

2. Мировой капитализм, глобальная империалистическая система, не может рухнуть вследствие собственных внутренних противоречий, вследствие антагонизма между наемным трудом и капиталом - разрушить его способны лишь докапиталистические, либо внекапиталистические элементы, революционный субъект всегда находится в стороне от магистральной линии капиталистического развития. Этим революционным субъектом может быть, у разных теоретиков, крестьянство слаборазвитых стран, деклассированные маргинальные элементы, или, как у Тарасова, интеллигенция.


Эти два пункта "третьемиристы" могут озвучивать вслух, могут замалчивать, но в актуальной политической практике они всегда будут ими руководствоваться, приходя к союзу с теми или иными буржуазными группировками или к отрицанию революционной роли рабочего класса в целом (не только развращенного подачками империалистов "золотого миллиарда"). Причем, руководствуясь одними и теми же теоретическими предпосылками, "третьемиристы" могут занимать внешне противоположные политические позиции - как это показали события на Юго-Востоке Украины. Большинство "третьемиристов" как в России, так и за рубежом, приняло в этом конфликте сторону российского империализма в пику империализму США и его киевским марионеткам, но меньшинство, в своем роде довольно радикальное, нашло своих героев в рядах батальонов "Азов" и "Айдар". Уморительные теоретические дискуссии на тему того, где на Донбассе сегодня (в маоистской классификации) находятся "освобожденные районы", "районы гоминдановского господства" и "районы, оккупированные врагом" велись на полном серьезе, хотя местами попытки прикладывать цвестистую маоистскую терминологию к кровавому олигархическому междубуржуйчику сваливались в откровенную клоунаду.

И если в области анализа международных отношений за спинами "третьемиристов" легко различить тени Плеханова, Шейдемана и прочих социал-шовинистов, то в социальном анализе "третьемиризм" сводится к старому доброму народничеству. Для тех же маоистов и постмаоистов классическая марксистская терминология оборачивается не более чем набором ругательств - они называют рабочий класс "первого мира" в целом уже даже не "рабочей аристократией" (что хотя бы имеет смысл в качестве ярлыка), а "наемной трудящейся буржуазией"(!) На первый взгляд кажется, что для "третьемиристов" только рабочие "первого мира" - не рабочие, зато в "третьем мире" они огого. Но это только на первый взгляд. Маоист red_w1ne, довольно умный и проницательный на самом деле человек, примерно так демонстрирует эволюцию взглядов "третьемиристов" на рабочий класс развивающихся стран:

"Да, в Азии есть много рабочих и есть рабочее движение, но (насколько я знаю) оно носит не революционный характер, а скорее экономический, характер борьбы за улучшение условий труда. Революционеры, где они сохранились, работают в основном в деревне. Не значит ли это, что революционный потенциал рабочих третьего мира сильно преувеличен, и на самом деле пролетариат азиатских стран склонен скорее к реформистской и социал-демократической политике (как это было в свое время в Западной Европе)?
Если это факт, то его можно объяснить тем, что для рабочего, вырвавшегося из нищей деревни, получить вообще какую-нибудь работу и заработать деньги - уже хорошо само по себе, и пролетарская революция ему не нужна, а нужно улучшение условий труда и увеличение заработной платы. Кроме того, предприятия, на которых работает пролетариат третьего мира, завязаны на экспорт, поэтому рабочие, в общем, заинтересованы в сохранении неолиберальной политики, иначе они могут потерять свои рабочие места.
Действительно революционные движения, которые существуют в странах третьего мира, связаны не с городом, а с деревней и как раз с противодействием "индустриализации" (экспортной конечно). Это не только наксалиты, но и например недавнее жесткое силовое противостояние в Перу (о котором в Рунете практически не писали). Борьба против насильственных перемещений, сгона с земли (для строительства промышленных предприятий), "джентрификации" в городах (снос дешевой недвижимости и застройка дорогой), вот те конфликты, которые ведут в неолиберальную эпоху к революционной борьбе, а не борьба пролетариата против буржуазии, как в начале прошлого века."


Практика третьемиристских партизанских движений, хоть они себя тысячу раз обзовут "марксистско-ленинскими", неминуемо ведет к неонародническому превознесению крестьянства как естественной и единственной социальной базы такого рода революционеров. Проблема в том, что сама эта база неостановимо уничтожается ходом социального развития капитализма, делая поражение партизан неминуемым. Здесь показателен комментарий "отца русской герильи" и главного апологета партизанских движений на постсоветском пространстве Александра Тарасова к разоружению ФАРК (РВСК):

"Между тем решение ФАРК прекратить вооружённую борьбу вовсе не было «капитуляцией», а явилось вполне разумным и обоснованным действием по изменению тактики. Марксистская теория партизанской войны говорит, что герилья может быть успешной только при поддержке местного населения. Колумбийские власти, конечно, отрицали это и утверждали, что население левых партизан не поддерживает, а если они десятилетиями успешно противостоят правительственным войскам, то только из-за запугивания местных жителей, кубинской помощи и наркотрафика. Однако на практике колумбийское антикоммунистическое правительство вело себя как самый образцовый марксист: оно систематически обезлюживало сельскую местность в зоне партизанской борьбы. Ещё в середине 1980-х годов Колумбия была аграрной страной, большинство населения жило в сельской местности. С тех пор в результате развязанного правительством террора 5,8 миллиона человек вынуждено было стать внутренними и внешними беженцами и переселенцами (это без учёта естественной урбанизации), 80 % населения страны теперь сосредоточено в городах. Бессмысленно вести сельскую герилью при отсутствии сельского населения. Как не раз уже бывало, проклинающие «безбожный марксистский материализм» правые и ультраправые на практике вели себя как эталонные материалисты."

Показательное прозрение, которое является по сути приговором всем современным повстанческими движениям! Там, где на месте кучки лачуг в джунглях возникает набитый до отказа человеческим мясом мегаполис - там партизанам становится нечего ловить. Поэтому основой деятельности самых успешных современных партизанских движений оказывается противостояние урбанизации и индустриализации, бодание теленка с дубом. Забавно, что российские антикоммунистические идеологи, превозносящие крестьянское сопротивление коллективизации в СССР, не восхищаются теми же наксалитами, стоящими поперек логики естественного экономического развития в Индии (я здесь не об этической стороне вопроса, не нужно мне приписывать какие-то симпатии к колумбийскому или индийскому буржуазному зверью). И такая деятельность неминуемо приводит к вышеописанному рабочеедству, имеющему чисто крестьянскую природу - эти пролетарии, они там у себя, в городе, только и думают, что о большой зарплате, и давно уже продались неолиберальному порядку.

И самое забавное, что подобный подход является по сути естественным продолжением самой бесстыдной апологетики того же неолиберального порядка, в духе фукуямовского конца истории. Потому что либералы как раз и утверждают: развитие мира приходит к его естественной вершине, к западной модели капитализма, и как только будут додавлены последние темные силы и реакционные элементы, наследие предшествующей варварской эпохи, наступит эпоха Последнего Человека - тысячелетний либеральный рейх без противоречий и идеологических противостояний, без революций и войн. И если сам Фукуяма уже отказался от этой перспективы (что в нынешнюю кризисную эпоху совершенно неудивительно), то для людей, которые революционный субъект ищут вне отношений наемного труда и капитала, она становится с каждым годом все более реальной.

Парадоксальным образом затяжной кризис капитализма, начавшийся в конце нулевым, нанес страшный удар именно по традиционным борцам с "глобальным миропорядком". Поражение партизанских движений "третьего мира", поражение "новых социальных движений" в Латинской Америке, распыление и деморализация левого антиглобализма - мировое наступление реакции не щадит никого. И это означает, что все стратегии и теоретические схемы, сформировавшиеся в эпоху Холодной войны и короткого периода "однополярного мира" с его "концом истории", следует выбросить на свалку.

Большевизм Ленина и Троцкого сегодня гораздо актуальнее красивых и романтических концепций полувековой давности.
Tags: аналитики, картинки, марксизм, международное обозрение, сталинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 63 comments