?

Log in

No account? Create an account

Внутренний Койоакан

государь-император - скотина, а войну мы проиграем


Previous Entry Share Next Entry
Буржуа и эстетика
тролфейс
doloew1917

Я тут недавно добрался до знаменитой статьи про коммунистическое общество в "Стартреке" - той самой, насколько я понимаю, с которой начинались срачи в русскоязычном левом рунете лет этак пятнадцать назад. Крайне интересный и показательный материал, возможно, самое полезное, что печаталось на сайте "Прорыва" за всю его историю. Читать было тем интереснее, что с самим предметом обсуждения я знаком разве что по картинкам с мемами - не смотрел и не могу осуждать. Но я всегда питал слабость к подобным статьям, где буржуазная идеология дается в декларативно "партийной" форме, и вещи называются своими именами - приятно, когда твои представления о буржуазии и капитализме подтверждают сами сторонники капитализма. Однако, о некоторые моменты я откровенно спотыкался в непонимании. Самый наглядный - претензии к социальной структуре общества, как оно изображено в сериале:

В капиталистическом государстве господствующие классы состоят в основном из промышленников, предпринимателей и представителей некторых профессий (например, врачей). Паразиты вроде юристов и политиков также попадают туда, манипулируя системой, но их количество исчезающе мало по сравнению с первой группой. В любом случае, у них есть деньги и они тратят их на то, чтобы купить себе право на значительно более экстравагантный образ жизни, чем тот, что доступен простым людям.
Коммунистическое государство устроено иначе; его господствующие классы состоят в основном из политиков, высшего военного командования и учёных. Это они — те, кто использует своё положение и относительное богатство для приобретения права на образ жизни господствующего класса. Ничего не напоминает? В «Стартреке» никто не пользуется уважением, не считается ценным членом общества, если он — не военный, не исследователь или не политик.


Это на самом деле наиболее ценный фрагмент статьи. Если мы переведем претензии на нормальный язык - автору кажется возмутительным, что главными героями приключенческого, научно-фантастического произведения являются военные и ученые - как главные герои, они переживают самые необычные приключения, многократно спасают мир и разруливают проблемы космических масштабов, и в награду - получают славу и почет в самых изобильных количествах. Он еще задает саркастический вопрос, пытаясь перевести ситуацию "на наши деньги" - много ли вы можете назвать по именам ныне живущих капитанов кораблей? Но суть в том, что подобную претензию можно предъявить практически ко всей приключенческой литературе, начиная чуть ли не с древних эпосов. Военные, люди меча, шпаги и пистолета, являются очевидными кандидатами на роль героев и спасителей мира, их приключения пользуются спросом на любом этапе развития классового общества. Веке в девятнадцатом с военными начинают соперничать ученые - "приключения ума", фантазии о необычайных достижениях техники начинают волновать широкие массы, у человечества появляется новый фронтир. Собственно, на стыке старого доброго экшена с героями, наносящими добро и причиняющими справедливость посредством оружия, и фантазий о гиперболоидах и космических кораблях, рождается та самая классическая НФ, вначале существующая в довольно примитивных форма, но после Второй Мировой происходит качественный скачок, и фантастика из разряда "литературы для юношества" в СССР и "бульварного чтива" на Западе переходит постепенно в разряд вполне серьезного жанра искусства. Предъявлять научно-фантастическому сеттингу претензию, что в нем пользуются уважением и почетом исследователи и пилоты звездолетов, настолько же нелепо, как жаловаться на обилие преступлений в детективном романе.

И тут мы подходим к довольно важному моменту. Дело в том, что современная буржуазия испытывает довольно крупные проблемы с искусством в целом. И проблемы эти связаны с фундаментальными свойствами капиталистической экономики и общественного сознания. Многие видные идеологи капитализма (тот же Мизес в "Антикапиталистической ментальности") обозначали этот вопрос, но далеко не все были готовы прямо и открыто его озвучить. Парадокс, являющийся болевой точкой как для левых, так и для последовательных рыночников: антикапиталистический протест прекрасно продается при капитализме. А поскольку коммерческая успешность является единственным мерилом качества и "правильности" того или иного явления в рыночной системе координат - это вызывает у буржуазных идеологов жесточайшую фрустрацию, заставляет искать антибуржуазные тенденции в самых невинных развлечениях, записывать скопом целые жанры в подрывную коммунистическую пропаганду. Наглядный пример - тот же Мизес с его анализом детективов в жанре доноса:

Обычный ход событий в детективе следующий: человек, считающийся респектабельным и, казалось бы, неспособным на неприглядный поступок, совершает страшное преступление. Он вне подозрений. Но проницательного сыщика не проведёшь. Тот всё знает о подобных волках в овечьей шкуре. Он собирает улики против истинного виновника. Благодаря ему, правое дело, в конечном счёте, торжествует.
Разоблачение негодяя, выдающего себя за респектабельного гражданина, часто с подспудной антибуржуазной направленностью, являлось темой произведений и более высокого литературного уровня: например, у Г. Ибсена в «Столпах общества». [В драме «Столпы общества» (1877) норвежского драматурга Генриха Ибсена (1828–1906), обошедшей сцены многих стран мира, всеми почитаемый как гражданин и семьянин крупный делец оказывается мошенником, лжецом, ни перед чем не останавливающимся во имя своего благополучия.] Детектив снижает сюжет и вводит в него опошленный образ самодовольного сыщика, который находит удовольствие в том, что унижает человека, которого все считали безупречным гражданином. Побудительный мотив действий сыщика – подсознательная ненависть к удачливому «буржуа». Его коллегами-конкурентами выступают следователи из государственной полиции. Они все слишком неповоротливы и самовлюблены, чтобы решить задачку. Часто даже подразумевается, что они невольно симпатизируют виновнику. Детектив успешно преодолевает препятствия, которые ставит на его пути их нерасторопность. Его торжество – это поражение властей, принадлежащих к слою буржуазии и имеющих своими ставленниками нерадивых полицейских.
Вот почему детективы столь популярны у людей, страдающих от неудовлетворённого честолюбия (есть, конечно, и читатели другого сорта). Их тайная мечта – взять реванш над своим более удачливым соперником. Они мечтают дождаться, когда «на руках преступника защёлкнутся наручники и полицейские уведут его». Это удовольствие доставляет читателю кульминация истории, в которой он отождествляет себя самого с детективом, а своего более удачливого соперника – с разоблачённым преступником. <Показательна также необычайная популярность так называемых разоблачительных журналов, самое последнее изобретение американской прессы. Эти журналы целиком посвящены выявлению тайных пороков и неблаговидных проступков высокопоставленных лиц, особенно миллионеров и знаменитостей экрана. По данным «Ньюсвик» (11 июля 1955), один из этих журналов определил количество проданных за сентябрь 1955 г. экземпляров в 33 миллионов. Не подлежит сомнению, что средний человек с удовольствием читает о подлинных или вымышленных грехах тех, кто выше его в социальной иерархии.>


Итак, детектив (в целом, как таковой) - мерзкая коммунистическая пропаганда против респектабельных буржуа. Фантастика - сомнительный жанр, в котором черт знает до чего можно додуматься, вплоть до общества без денег и свободного рынка. Подход, достойный позднесоветских идеологов сусловской закалки - только с обратным знаком. Но мы возвращаемся к статье о "Стартреке". Итак, дискомфорт, который вызывает у автора героизация военных и ученых (ау, сериал мало того что НФ, так еще и НФ эпохи Холодной войны, когда интерес как к военным, так и к ученым, достиг своего апогея), связан с тем, что в сериале отсутствуют образы влиятельных, героических, положительных бизнесменов и банкиров. Именно это и дает повод говорить о "коммунистическом" характере общества в сериале. Это претензия "партийного" характера - буржую хочется читать книги и смотреть фильмы о таких же, как он сам, буржуях, которые ведут интересную и насыщенную буржуйскую жизнь, спасают целые миры, становятся всенародными любимцами - и при этом занимаются обычной буржуйской деятельностью по присвоению чужого продукта труда и накоплению капитала.

Спрос на подобный контент, разумеется, существует. А как обстоит дело с предложением? Да весьма херово обстоит. Самая, несомненно, знаменитая книга, которая героизирует и эстетизирует буржуя - это всем вам известный "Атлант расправил плечи". И книга эта на редкость бесталанная, местами уморительно смешная, а в тех случаях, когда Айн Рэнд пытается подняться до религиозного пафоса - и вовсе откровенно карикатурная. Ну как можно не смеяться над осеняюющим пустынные земли знаком доллара Джоном Голтом?

В России еще в самом начале девяностых "социальный заказ" от новоявленных господ бизнесменов привел к появлению ряда книг, в которых главным героем является честный и благородный предприниматель, страстно желающий для своей страны возрождения и процветания, но при это не забывающий и за собственную выгоду. Самым известным примером такого рода литературы стал "мещанский роман" Бахыта Кынжеева "Иван Безуглов". Сегодня текст этого произведения производит впечатление адового трэша, угара и пародии с первых страниц, но тогда роман произвел определенную шумиху, обсуждался даже в "Новом мире". И подобные книги про "человека доллара", чаще всего в жанре "производственного романа", выпускаются уже много лет по обе стороны океана, однако все они неизменно оказываются диким и позорным мусором (часто еще и откровенно графоманским).

Здесь мы видим очередное противоречие капиталистического общества. Буржуа, достигший в современном мире вершины могущества, желает заполнить и верхние ярусы пирамиды Маслоу. Он хочет в первую очередь, чтобы его любили, причем любили вот такого какой он есть. С учетом того, что типичного миллионера даже жена и дети любят исключительно за толстый кошелек, с учетом того, что дружит и общается миллионер исключительно с людьми, готовыми вонзить ему нож в спину при соответствующем повороте сюжета - стремление вполне понятное. Но чтобы любить буржуа как такового - нужно обладать очень специфическими вкусами и складом ума. Поэтому для большинства трудящихся, чтобы они мирились со своим положением в пищевой цепочке, существуют всякие наборы фальшивых украшений на кандалы - "патриотизм", "религия" и так далее. Попытка чисто экономической эстетизации и героизации не может иметь такого успеха - именно поэтому "мещанский роман" так и останется пропащим жанром.

Это, кстати, вовсе не означает, что буржуа не может быть достойным героем художественного произведения - вся ранняя история Нового времени это опровергает. Но суть в том, что те негоцианты, о приключениях которых до сих пор знает каждый образованный человек, представали зачастую в роли не чистых барышников, а тех же солдат, ученых, путешественников. Самый, возможно, знаменитый русский купец - Афанасий Никитин - с коммерческой точки зрения натуральный лузер. Но помнят его, снимают фильмы, ставят памятники и до сих пор к этим памятникам в Индии и России водят делегации на предмет дружбы и укрепления культурных связей. А вот насчет многочисленных колупаевых и разуваевых, именами которых сегодня, бывает, и улицу могут назвать (в Белгороде еще в середине нулевых такого откопали) - так даже идеологи переименований топонимов не могут объяснить, чем эти купцы были знамениты и на кой черт они вообще на свете жили. Эпоха же монополитического капитала, эмансипировавшая собственников от необходимости заниматься какой-либо сознательной хозяйственной и организационной деятельностью, эстетизацию и героизацию капиталиста еще больше затруднила. Именно поэтому, кстати, буржуазия носится с Маском и Джобсом как с писаной торбой - в эпоху, когда большая часть капиталистов представляет собой, по сути, рантье, чистых паразитов, аналог русских помещиков девятнадцатого века - господа с "идеями" как моральный ресурс для этого класса на вес золота.

Люди охотно верят, что мир может спасти капитан звездолета, авантюрист с бластером или ученый с чудо-вакциной. Но даже самый тупорылый кретин, нафаршированный под завязку буржуазной пропагандой, не поверит в спасение мира банкиром с инвестиционным портфелем наперевес.


  • 1
Забавно, что как только из капиталиста пытаются сделать безусловно положительного персонажа - он оказывается, в первую очередь, профи с пафосом "Дело должно делаться" - как у того же Хейли (а без пафоса превращается в персонажа, минимум, сомнительного, см. "Отель").

Edited at 2019-06-16 07:55 pm (UTC)

"Профи" - это уже другая категория. Это возвращение к раннебуржуазным ценностям, а вот химический очищенный пафос Длинного Доллара - это другая тема. Не думаю, что Штольц и Джон Голт поняли бы друг друга.

>>Крайне интересный и показательный материал, возможно, самое полезное, что печаталось на сайте "Прорыва" за всю его историю.
Это было такое тонкое и изящное обволакивание Прорыва в говно, что вдвойне приятно.

А они из него вылезали?

>> Это претензия "партийного" характера - буржую хочется читать книги и смотреть фильмы о таких же, как он сам, буржуях, которые ведут интересную и насыщенную буржуйскую жизнь, спасают целые миры, становятся всенародными любимцами - и при этом занимаются обычной буржуйской деятельностью по присвоению чужого продукта труда и накоплению капитала.

В западной фантастике, кстати, такое есть. Тот же "Звёздный торговец" Пола Андерсона, например.

Ну, ван Рийн у Андерсона - тоже не банковский инвестор. У него хоть и пузо и любовь к комфорту, однако он лезет в самое пекло, причём, самолично, не стесняется учиться и вообще специалист широкого профиля, далеко не дурак. Как тот Никитин в посте, только в космосе.

Как это вы Латынину забыли, с эстетизацией портфельных инвесторов и взяточников, у которой моральные уроды и барыги именно что спасают мир (правда, их представление о спасении весьма своеобразно, и сводится к обретению щедрого спонсора)?
Из современных есть еще Ольга Онойко со "Сферой-17", где порядочные капиталисты борются с морально разложенными капиталистами, и обе стороны смыкаются в едином порыве против гламурненьких чудовищ-коллективистов, совершенно очаровательно!

Латынина - это все-таки темное фэнтези в мире космического уоллстрита, немного другой жанр.
Онойко не читал, да.

Сфера - потрясаще смешная книжка, просто вызывает оторопь!

Даже в пресловутого Маска, спасающего мир, с большой натяжкой можно поверить - ну, ракеты же летают. А вот в того, кто на 1 фунт прибыли наносит обществу то ои 4, то ли 7 фунтов урона (англичане посчитали!) - это не-а. "Не уважают". И не будут, ещё Асоцио писал.

Что интересно, даже в "Атланте..." части героев приписываются функции изобретателей. Суперсплав, энергия из воздуха и тому подобное.

  • 1