doloew1917 (doloew1917) wrote,
doloew1917
doloew1917

Categories:

И немного безмолвствующего народа

Наши нацпаты по поводу ВОВ любят рассказывать, как оказалась неэффективна в плане пропаганды марксистская идеология, как не желали помирать красноармейцы за неведомую карлу-марлу и прочий ротфронт, и как оказались неожиданно актуальны православие, погоны, их превосходительства и прочая имперская эстетика. Мол, это все народу было исторически близко, а социализмы ваши - ерунда и филькина грамота. Дескать, советское руководство было просто вынуждено возвращать понемножку старые порядки отказывать от всяких надуманных гейропейских теорий, ибо народ только это и понимал. Мнение того, советского трудового народа, рабочих и крестьян, понятное дело, таких историков не интересует - следовательно ему, народу, можно приписать что угодно. Однако в сталинские времена существовала структура, которую мнение простых и зачастую плохо одетых людей весьма интересовало. И вот эту-то структуру сегодня можно порасспрашивать, как же относились советские люди к возврату традиционных ценностей в сталинской интерпретации. А раз сегодня такая печальная годовщина, то можно вспомнить отзывы красноармейцев на новые порядки в РККА. Конкретно - о званиях и знаках различия из светлого дореволюционного прошлого. Пусть для кого-то боян, но кому-то может показаться интересным.

Итак, 1935 год, введение персональных воинских званий, сводки политуправлений разных военных округов, избранное:

Летчик-наблюдатель Умрихин (член ВКП(б)): " Я все же до крайности обижен тем, что как это могло допустить наше правительство, чтобы ввести звания для командиров РККА "лейтенант", "полковник", "маршал", то есть все то, что существует в армиях капиталистических стран".
Начальник химической службы стрелкового полка Резник (беспартийный): "Наверно, это директива не Советского Правительства, а Гитлера. Скоро будем погоны носить".
Курсант эскадрона связи Кулешов (член ВЛКСМ, из колхозников): "Наверно, идем к фашизму".
Командир батареи артиллерийского полка Бильцевич (бывший член ВКП(б)): "Я всей душой ненавидел раньше полковников, и теперь буду ненавидеть, кто бы он ни был".
Начальник штаба кавалерийского полка Добровольский (член ВКП(б)): "У меня в крови ненависть к названиям "майор", "полковник"".
Инженер-механик Логинов (беспартийный): "Трудно как-то понимать это решение, когда со званием лейтенанта и полковника связано гнусное прошлое; я в прошлом сам убил полковника, а сейчас опять вводят звание полковника".
Командир отделения минного заградителя "Сергей Киров" Дмитриев (член ВЛКСМ): "Если прикажут называть "господин лейтенант", то я из армии убегу".
Кладовщик Жук: "Если бы бойцы, легшие костями под Перекопом, встали и узнали об этих чинах, они с горя опять легли бы".
Помощник командира артиллерийского полка Садовой (награжден орденом Красного Знамени за гражданскую войну): "Раньше я брал на штыки всяких полковников и майоров, а теперь приходится видеть полковника каждый день" (Примечание автора донесения:: "... При этом ругался матом").
Курсант батальона связи Аксанов (член ВЛКСМ, из рабочих): "От этого постановления так и прет контрреволюцией".
Командир взвода стрелкового полка Лозовский (член ВКП(б), из рабочих): "Если меня назовут лейтенантом, дам в морду кому угодно".
Командир роты стрелкового полка: "Я с 1918 г. дрался с этими разными полковниками, майорами и капитанами, а теперь сам им буду называться, да и это никак не лезет в мою голову, так и думается, что это поворот к старому"...
Начальник службы вещевого довольствия полка Залеткин (член ВКП(б)): "Где же тогда завоевания Октября; я не выдержу, подам рапорт об увольнении из армии".
Помощник командира стрелкового полка Мальчевский (член ВКП(б)): "Это контрреволюционное постановление"...
Командир роты Огородников (беспартийный): "В революцию мы полковников расстреливали, а сейчас снова вводим; не нравится мне это".
Красноармеец артиллерийского полка Будинов: "Ну и пожили, скоро опять явятся золотопогонники. Ввели чины - введут и погоны".


Как видите, реакция честных коммунистов и беспартийных примерно схожая - недоумение, отторжение и резонный вопрос "за что боролись-то тогда?" Однако была и другая реакция, позитивная:

Командир стрелкового полка Воскресенский (бывший офицер): введут и обращение "господин"; "без этого не увязывается введение новых званий; это будет хорошо, а главное, будет приятно звучать - "господин полковник", "господин капитан" и т.д.".
Командир стрелкового корпуса Брянских (член ВКП(б), бывший офицер), "засмеявшись, сказал: "Дожили, товарищи, недаром я своих комполков величал все полковниками. Ну, "господин полковник" - это еще понятно, привычно, а вот "товарищ полковник" - это уже черт его знает что".


Ну и самое четкое понимание вот у этого гражданина:

Командир взвода механизированной бригады Шамкуров (член ВКП(б)): "Раз я буду лейтенантом, значит, мне самому дров колоть нельзя, для этого нужно иметь денщика".

Денщик, господа, а там, глядишь, и деревеньки с крепостными появятся, и телесные наказания для подлого сословия вернут - понятно, у какой категории введение званий вызвало одобрение и энтузиазм.

Но это ладно - еще не было Большого Террора, еще не истребили непуганое поколение, привыкшее говорить что думаешь, а вот аналогичная справка по поводу реакции военнослужащих на введение погон, 1943 год. Фильм про Александра Невского уже снят, икона какой-то богоматери облетела, если верить церковным историкам, Москву, Ленинград и Сталинград, а образ мыслей по поводу возвращения Его Благородия Золотопогонного Енерала по-прежнему невосторженный:

«Начальник штаба 91 танковой бригады подполковник Ефимов, в разговоре с командиром бригады Якубовским о новой форме и знаках различия, сказал: “...Я никаких аксельбантов одевать не буду и носить их не собираюсь...”.
Красноармеец отдельного пульбатальона 169 СД Ковалев в группе красноармейцев заявил: “...25 лет боролись против золотопогонников, кричали долой золотопогонников, а теперь снова начинают вводить погоны и возвращаемся к старому...”.
Красноармеец саперного взвода 36 ГСД Павлушин, в беседе с бойцами о введении погонов, сказал: “...Англия и Америка предложили Советскому Союзу открыть церкви, ввести погоны и эти мероприятия проводятся в жизнь...”.
Сержант-радист 90 радиобатальона Панасенко В.П., 1922 года рождения, член ВЛКСМ, образование среднее, в беседе с группой радистов, по вопросу введения новых знаков различия, расценив это как начало изменений в государственном строе и заявил: “...После войны в нашей стране произойдут большие изменения. Я думаю, что у нас государственный строй будет таким же, как в Англии и Америке, потому что Советская страна среди капиталистических стран одна существовать не сможет...”.
Мл. воентехник 437 отдельного радиодивизиона Рождественский А.В,, 1916 г. рождения, беспартийный, в присутствии красноармейцев говорил: “...У меня еще раньше было отвращение к погонам, а теперь обратно возвращается старое, опять будем носить погоны. Я к этому питаю отвращение. Но если будет приказ, то придется все же носить погоны...”.
Красноармеец 657 ЛАП, 204 СД Нечаев К.С., 1910г. рождения, после ознакомления с Указом Президиума Верховного Совета, 6.1.43 г. в группе бойцов и мл. командиров говорил: “...Наше правительство Красную Армию хочет сделать армией капиталистической. Погоны ведут Красную Армию на путь буржуазной армии...”. Нечаев взят на учет и разрабатывается.
Ст. сержант этой же дивизии Волков 6.1.43 г. заявил: “...25 лет при советской власти мы боролись против старых порядков, а сейчас вводят опять погоны. Наверное скоро введут и старост, как были раньше, а потом помещиков и капиталистов...”.
Волков состоит на учете и разрабатывается. Пом. командира роты по политчасти заградбатальо-на 23 СД политрук Балакирев, в присутствии группы своих подчиненных бойцов, высказал: “...Опять хотят сделать старый строй и фашистскую армию, т.к. погоны носят фашисты. Вот скоро нацепят погоны и будешь вечным солдатом...”. Балакирев взят на учет.
Красноармеец 716 СП, 204 СД Игнатов, в беседе с бойцами, заявил: “...А может быть с введением погонов вскоре на них вскочит и орел. В старой армии были два офицера, которые пили и ели с одной чашки. Когда пришла пора, то один из них пошел по старому пути, а другой пошел к солдатам и запел — “вставай подымайся рабочий народ”. Среди нашего правительства и командования может быть такой же случай...”.
Игнатов состоит на учете и разрабатывается. Факты а/с агитации документируются.
Красноармеец 730 СП этой же дивизии Потапов, 11.1.43 года в беседе с одним из красноармейцев, сказал: “...Мы катимся назад к старому строю. Военную форму берем у буржуев, с которыми я боролся в гражданскую войну. Авторитет комсостав приобретает себе не формой, а умением воевать и справедливостью к своим бойцам...”


Как видите, отзывы аналогичные. И что характерно - деды, которые воевали, не стеснялись сравнивать свое правительство с фашистским. Но это, конечно, были неправильные деды. А вот правильный дед ухватил, опять-таки, самую суть:

Ст. сержант Пелипко, 218АЗСП, 65 армии, в беседе с красноармейцами заявил: “...Я раньше служил в царской армии унтер-офицером. Откровенно говоря, в царской армии служить было лучше. Там можно было выпить, находясь при исполнении служебных обязанностей, а сейчас если выпьешь, то отдадут под суд. Ладно, что в Красной Армии скоро будут новые порядки — обратно вводят погоны, а это значит, что коммунистам крышка. Вот уже открыли церкви и жизнь начнется по-старому...”».

То есть когда нам говорят о политике социального компромисса, которую вынуждены были проводить советские руководители, надо четко понимать, с кем они заигрывали - а кому плевали в лицо. Потому что это была мера крайне демонстративная и наглядная для людей того времени. И тенденции, в общем-то, улавливались правильно.

Так что, увидите Коммари - не трогайте его. Сам изнутри сгниет и подохнет.
Tags: СССР, антикоммунизм, история, сталинизм, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 118 comments