November 27th, 2015

тролфейс

Остров Огненный (2026 год)

(посвящается тов. aerys)

2026 год. Генерал-майор Гамов, командир 3-ей отдельной гвардейской бригады специального назначения в период войн в Украине и Сирии, потерял в ходе нескольких секретных операций 83 подчиненных и до предела возмущен тем, что правительство отказалось выплачивать компенсации их семьям — ведь официально этих операций не было. Ради восстановления справедливости Гамов решается на крайние меры: он со своими людьми похищает ракеты со смертоносным газом VR и захватывает 81 заложника — группу туристов, приехавших в бывшую колонию на острове Огненном в Вологодской области (Вологодский пятак). Он произносит ультиматум по телефону директору ФСБ, угрожая нанести ракетный удар по Санкт-Петербургу. Его требование - перечислить на счёт 100 миллионов долларов. 83 миллиона генерал планирует разделить между семьями погибших сослуживцев, а остальное поделить между участниками акции.

Командование решает послать на остров команду боевых пловцов 561-го морского разведывательного пункта. Она должна под водой доплыть до острова, через сеть подземных туннелей пробраться к пусковым установкам и обезвредить их охрану. Группе придают специалиста по химическому оружию Станислава Быстрова. Однако никто не знает план подземных туннелей — ведь они неоднократно перестраивались. Никто, кроме бывшего агента МГБ КНР Нигонга Гуя. Ему удалось выкрасть важные правительственные секреты, после его поимки Китай отрекся от него, и он провёл 33 года в заключении без предъявления какого-либо официального обвинения. В ходе разговора с директором Нигонг совершает побег. Быстров преследует его по Петербургу. Нигонг встречается со своей дочерью, которая не верит, что его освободили. Появившийся Быстров убеждает её в обратном, таким образом ему удаётся завоевать доверие Нигонга. Параллельно командование лихорадочно готовит массированную бомбардировку острова бомбами с недавно изобретённой термоплазмой, способной нейтрализовать VR.

Через подземные туннели штурмовая группа проникает в душевую колонии, где попадает в засаду. Командир группы Андреев отказывается сдаться, один из подручных генерала провоцирует перестрелку, в живых остаются Быстров и Нигонг. Последний собирается уйти, но Станислав раскрывает ему правду про опасность, грозящую Петербургу. Китаец хочет спасти дочь, а Быстров — беременную невесту.

Вдвоём им удаётся обезвредить почти все ракеты. Гамов отказывается выполнить угрозу и погибает в стычке с взбунтовавшимися спецназовцами. Быстров обезвреживает последнюю ракету и подает сигнал зелёной шашкой, однако, к этому моменту, пилот уже успел сбросить бомбу, которая к счастью упала не там, где рассчитывали военные, и не стала причиной гибели заложников и самого Быстрова. Несмотря на то, что Гую обещана свобода в случае успеха, директор ФСБ уничтожает приказ о помиловании. Зная об этом ещё до высадки на остров, после завершения успешной операции Станислав сообщает по рации, что Нигонг погиб. Тот скрывается, рассказывая в благодарность Быстрову о местонахождении секретных документов, накопленных в свое время председателем КГБ Семичастным. Среди этих документов — сведения об убийстве Сталина, документы о местонахождении золота Колчака, фотографии явления Богородицы во время штурма Кенигсберга Красной Армией и т. п.
тролфейс

Из дискуссии вокруг позиции...

... тов. red_w1ne можно сделать два фундаментальных вывода.

1. Российского империализма не существует, поскольку о нем, империализме, говорят либералы и провозглашают борьбу с ним.
2. Как следствие первого - любое телодвижение российской власти, вызывающее неудовольствие в Вашингтонском обкоме или твитере Шехтмана, заслуживает безусловной поддержки левых как акт национально-освободительной борьбы.

В сущности, это две основные посылки, на которых базируется российское левое собакоедство/нацпатство/придумайте сами, не хочу ввязываться в терминологические споры. Проще говоря, вы либо эту позицию разделяете, и тогда у вас нет и не может быть принципиальных разногласий с Коммари, либо нет - и тогда у вас попросту не может быть общей почвы для дискуссии. Кое-кто завис на полпути к данной позиции, как Майсурян, который принципиально не отвечает на вопрос об отношении к российскому империализму как отдельному от американского/западного явлению. Честно, можете попробовать, не ответит. То есть он, с одной стороны, и не отрицает, но с другой - либералы все-таки, Шехтман, Бабченко там, так что надо бы поосторожнее в формулировках, а то обругаешь Кремль - и получится от этого майдан. Что "майдан" в смысле коренного правого поворота, насколько это возможно в империалистической стране, провозглашающей себя правопреемницей СССР, уже состоялся, что самое дикое и чудовищное антирабочее законодательство проталкивает сегодня в Думе как раз партия, называющая себя "коммунистическое" - причем под маркой ресоветизации и возвращения к славным сталинским традициям - это у всех перед глазами, но давать оценку такому явлению Майсурян тоже не станет - это же не памятники валять и обратно ставить, тут исторические гороскопы с аналогиями двухсотлетней давности не помогут.

То есть как бы получается, что всем очевидно: Путин - не Ленин и не Сталин, а РФ - не СССР. Но в то же время попробуй скажи что поперек священной войны Кремля за город Дамбасск и страну Новосирию - сразу же посыпятся ссылки на Великую Отечественную, гражданскую войну в Испании, борьбу с басмачеством и конфликт на КВЖД. И выходит, что да, и Путин - Сталин, и РФ - СССР, и красные звезды над башнями кремля никуда не делись.

Это я к тому, что идеи разбирательства со славным/ужасным советским прошлым, идеи окончательного расчета или, напротив, реабилитанса не имеют никакой ценности там, где царит такая анархия в идейной сфере. Разберитесь-ка сначала с настоящим, иначе призрак точно не никогда не обретет плоть.