?

Log in

No account? Create an account

Внутренний Койоакан

государь-император - скотина, а войну мы проиграем


Previous Entry Share Next Entry
Государство и контрреволюция
тролфейс
doloew1917


Но как это будет - отмирание государства - выглядеть в реальности?
Между прочим, сложный вопрос. Ведь в существующих коммунистических утопиях государство есть везде. Ну никто не написал еще утопию, где государства нет. У Ефремова есть Мировой Совет и куча инстанций. У Стругацких есть тоже Мировой Совет и даже что-то вроде спецслужб. Даже у нашего свободолюбивого Долоева в его произведении про коммуняш, как ни странно, государство в виде постоянно заседающего виртуального совета коммунаров имеется. Даже партия там какая-то есть.


Ну ладно, что классика коммунистической фантастики Долоева можно прочитать... хм... затылком, это как бы неудивительно, удивительно было бы обратное. Вопрос об отмирании государства действительно интересен даже не в контексте схоластических построений или литературных фантазий (никакого пренебрежительного тона - сам грешен и собираюсь продолжать грешить) об обществе будущего, но и в историческом плане - прежде всего потому что подход сталинистов к этому вопросу определялся исключительно материальными интересами номенклатурной верхушки СССР. И именно этому подходу наследуют сталинисты современные, в том числе и сабж.

Сталин, как известно, был ярым противником теории отмирания ("засыпания", изживания) государства, изложенной Марксом, Энгельсом и Лениным. На обложке ленинской работы "Государство и революция" он совершенно прямо написал: "Теория изживания (государства) есть гиблая теория!". Понятно, что открыто выступать поперек всей марксистской теории и традиции в тех условиях все еще было невозможно, но вот извратить марксистское учение о государстве до полной его противоположности - это было возможно, и чем больше расстреливали всяких начитавшихся Ленина умников, воспринимающих "догмы" марксизма не как красивую небывальщину, а как теоретическое руководство, тем смелее становился в своих выводах по "развитию" марксизма наш большой ученый. Пока наконец к 1939 году, расстреляв всех, кто мог бы аргументированно возразить, и запугав до полной потери человеческого облика остальных, теоретик не выдал такую вот формулу:

Но развитие не может остановиться на этом. Мы идем дальше, вперед, к коммунизму. Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма?
Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение, если не будет уничтожена опасность военного нападения извне, причем понятно, что формы нашего государства вновь будут изменены сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки.
Нет, не сохранится и отомрет, если капиталистическое окружение будет ликвидировано, если оно будет заменено окружением социалистическим.
Так обстоит дело с вопросом о социалистическом государстве.


(собственно, именно эту теорию за неимением другой развивали в своих произведениях братья Стругацкие начиная со "Страны багровых туч", где впервые появляется такой оскюморон как Союз Советских Коммунистических Республик).

Итак, самый "полный" коммунизм по Сталину вовсе не исключает наличия государства - причем чрезвычайно сильного и мощного государства, со полным набором карательных органов, армией и всей соответствующей гражданско-хозяйственной номенклатурой. Марксистский анализ этой "теории" провел по горячим следам Лев Троцкий, мы же обратим внимание всего на один момент - наличие государства означает прежде всего наличие и культивирование материального неравенства.

Одна из первых мер Парижской коммуны, которую всячески подчеркивал Маркс, которую обосновывал в "Государстве и революции" Ленин - это сведение заработной платы всех должностных лиц государства к уровню заработной платы рабочего - мера, важность которой Ленин остаивал перед всеми оппортунистами куда позже семнадцатого года. Даже когда выяснилось, что в состоянии войны, жестокого хозяйственного развала и необходимости компромисса с буржуазными "спецами" не удается проводить такую демократическую политику в Советской России - он вовсе не "забыл" свои слова:

Нам пришлось теперь прибегнуть к старому, буржуазному средству и согласится на очень высокую оплату «услуг» крупнейших из буржуазных специалистов. …) Ясно, что такая мера есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякий пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему, требующих борьбы делом, а не словами, с карьеризмом. Мало того. Ясно, что такая мера есть не только приостановка — в известной области и в известной степени — наступления на капитал (ибо капитал есть не сумма денег, а определенное общественное отношение), но и шаг назад нашей социалистической, Советской, государственной власти, которая с самого начала провозгласила и повела политику понижения высоких жалований до заработка среднего рабочего.

(Об очередных задачах Советской власти)


Этот ленинский реализм, эта озабоченность необходимым, но все-таки отступлением от революционной политики не имеет ничего общего с забвением марксистских принципов, в отличие от сталинского "прагматизма". Потому что одним из первых мероприятий рвущегося к власти усатого вождя была отмена партмаксимума - меры, направленной на выравнивание доходов ответственных работников и их подчиненных. Бухарина неоднократно осудили за обращенный к крестьянству лозунг "Обогащайтесь!", но отменой партмаксимума Сталин фактически бросил аналогичный клич бюрократии - своей главной социальной опоре. Итогом этого стал тот необъясненный до сих пор сталинистами факт, что в обществе "победившего социализма" постоянно возрастало социальное неравенство. Уже в тридцатые годы зарплата ответственного работника могла превышать зарплату рабочего в 80-100 раз. При этом происходило за счет стахановщины расслоение и в рабочей среде - заработная плата рабочего-стахановца превышала таковую у нестахановца той же специальности в три раза и более.

И это только официальные цифры, не учитывающие возможность стороннего заработка, бесконтрольное рапоряжение "общенародным" добром (да-да, дачи и спецраспределители для тех, кто более равны) и тривиальную коррупцию, которая разъедала "реальный социализм" невзирая ни на какие драконовские законы. И возникает естественный вопрос: простите, а как вы собираетесь такое государство, с таким уровнем неравенства "отмирать"? Как вы убедите людей, питающихся из закрытой от простых смертных кормушки, что коммунизм - это про равенство возможностей? Если вы попробуете покуситься на их кормушку, на их привилегии - то на вас немедленно натравят особые отряды вооруженных людей, которые и существуют для защиты диктатуры бюрократии. Отряды эти не отомрут, пока существует бюрократия и ее привилегии, а привилегии будут в неприкосновенности, покуда существует НКВД и лагеря для недовольных - замкнутый круг.

Тысячу раз уже было говорено об эволюции такой привилегированной бюрократии в буржуазию, повторять в тысячу первый не стану, отмечу лишь, что из "реального социализма" с его реальным неравенством пути к коммунизму нет и быть не может. Только его обрушение может открыть вновь альтернативу - к реставрации старых порядков или к новой революции. Путь к коммунизму может быть открыт лишь через режим рабочей демократии, который несовместим ни с культивированием неравенства, ни с культом государства. А что предлагает Синяя Ворона?

А она предлагает технологические решения для общественных проблем - как многие современные утописты, считающие 3d-принтер могильщиком капитализма. Репликаторы, чтобы делать все на свете, и некий "Свод Этики" (Я Господь твой, который вывел тебя из капитализма...) в качестве универсальной библии, чтобы коммунары будущего не творили свальный грех с гусями. Представляю, как назвал бы это Ленин - большой любитель острого и резкого словца. В комментариях же творчески дополнили эти решения: государство отомрет тогда, когда наука станет сопоставимой по возможностям с магией в "Гарри Поттере".

Мне кажется, этот ответ удовлетворил бы и Иосифа Виссарионыча, и его подчиненных, и их идейных наследников:



  • 1
Эмда. И этим людям я пытаюсь втолковать за солидаризацию и организацию горизонтальных структур... Я не про вас, коллеги, разумеется.

  • 1