?

Log in

No account? Create an account

Внутренний Койоакан

государь-император - скотина, а войну мы проиграем


Previous Entry Share Next Entry
Государство и контрреволюция
тролфейс
doloew1917


Но как это будет - отмирание государства - выглядеть в реальности?
Между прочим, сложный вопрос. Ведь в существующих коммунистических утопиях государство есть везде. Ну никто не написал еще утопию, где государства нет. У Ефремова есть Мировой Совет и куча инстанций. У Стругацких есть тоже Мировой Совет и даже что-то вроде спецслужб. Даже у нашего свободолюбивого Долоева в его произведении про коммуняш, как ни странно, государство в виде постоянно заседающего виртуального совета коммунаров имеется. Даже партия там какая-то есть.


Ну ладно, что классика коммунистической фантастики Долоева можно прочитать... хм... затылком, это как бы неудивительно, удивительно было бы обратное. Вопрос об отмирании государства действительно интересен даже не в контексте схоластических построений или литературных фантазий (никакого пренебрежительного тона - сам грешен и собираюсь продолжать грешить) об обществе будущего, но и в историческом плане - прежде всего потому что подход сталинистов к этому вопросу определялся исключительно материальными интересами номенклатурной верхушки СССР. И именно этому подходу наследуют сталинисты современные, в том числе и сабж.

Сталин, как известно, был ярым противником теории отмирания ("засыпания", изживания) государства, изложенной Марксом, Энгельсом и Лениным. На обложке ленинской работы "Государство и революция" он совершенно прямо написал: "Теория изживания (государства) есть гиблая теория!". Понятно, что открыто выступать поперек всей марксистской теории и традиции в тех условиях все еще было невозможно, но вот извратить марксистское учение о государстве до полной его противоположности - это было возможно, и чем больше расстреливали всяких начитавшихся Ленина умников, воспринимающих "догмы" марксизма не как красивую небывальщину, а как теоретическое руководство, тем смелее становился в своих выводах по "развитию" марксизма наш большой ученый. Пока наконец к 1939 году, расстреляв всех, кто мог бы аргументированно возразить, и запугав до полной потери человеческого облика остальных, теоретик не выдал такую вот формулу:

Но развитие не может остановиться на этом. Мы идем дальше, вперед, к коммунизму. Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма?
Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение, если не будет уничтожена опасность военного нападения извне, причем понятно, что формы нашего государства вновь будут изменены сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки.
Нет, не сохранится и отомрет, если капиталистическое окружение будет ликвидировано, если оно будет заменено окружением социалистическим.
Так обстоит дело с вопросом о социалистическом государстве.


(собственно, именно эту теорию за неимением другой развивали в своих произведениях братья Стругацкие начиная со "Страны багровых туч", где впервые появляется такой оскюморон как Союз Советских Коммунистических Республик).

Итак, самый "полный" коммунизм по Сталину вовсе не исключает наличия государства - причем чрезвычайно сильного и мощного государства, со полным набором карательных органов, армией и всей соответствующей гражданско-хозяйственной номенклатурой. Марксистский анализ этой "теории" провел по горячим следам Лев Троцкий, мы же обратим внимание всего на один момент - наличие государства означает прежде всего наличие и культивирование материального неравенства.

Одна из первых мер Парижской коммуны, которую всячески подчеркивал Маркс, которую обосновывал в "Государстве и революции" Ленин - это сведение заработной платы всех должностных лиц государства к уровню заработной платы рабочего - мера, важность которой Ленин остаивал перед всеми оппортунистами куда позже семнадцатого года. Даже когда выяснилось, что в состоянии войны, жестокого хозяйственного развала и необходимости компромисса с буржуазными "спецами" не удается проводить такую демократическую политику в Советской России - он вовсе не "забыл" свои слова:

Нам пришлось теперь прибегнуть к старому, буржуазному средству и согласится на очень высокую оплату «услуг» крупнейших из буржуазных специалистов. …) Ясно, что такая мера есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякий пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему, требующих борьбы делом, а не словами, с карьеризмом. Мало того. Ясно, что такая мера есть не только приостановка — в известной области и в известной степени — наступления на капитал (ибо капитал есть не сумма денег, а определенное общественное отношение), но и шаг назад нашей социалистической, Советской, государственной власти, которая с самого начала провозгласила и повела политику понижения высоких жалований до заработка среднего рабочего.

(Об очередных задачах Советской власти)


Этот ленинский реализм, эта озабоченность необходимым, но все-таки отступлением от революционной политики не имеет ничего общего с забвением марксистских принципов, в отличие от сталинского "прагматизма". Потому что одним из первых мероприятий рвущегося к власти усатого вождя была отмена партмаксимума - меры, направленной на выравнивание доходов ответственных работников и их подчиненных. Бухарина неоднократно осудили за обращенный к крестьянству лозунг "Обогащайтесь!", но отменой партмаксимума Сталин фактически бросил аналогичный клич бюрократии - своей главной социальной опоре. Итогом этого стал тот необъясненный до сих пор сталинистами факт, что в обществе "победившего социализма" постоянно возрастало социальное неравенство. Уже в тридцатые годы зарплата ответственного работника могла превышать зарплату рабочего в 80-100 раз. При этом происходило за счет стахановщины расслоение и в рабочей среде - заработная плата рабочего-стахановца превышала таковую у нестахановца той же специальности в три раза и более.

И это только официальные цифры, не учитывающие возможность стороннего заработка, бесконтрольное рапоряжение "общенародным" добром (да-да, дачи и спецраспределители для тех, кто более равны) и тривиальную коррупцию, которая разъедала "реальный социализм" невзирая ни на какие драконовские законы. И возникает естественный вопрос: простите, а как вы собираетесь такое государство, с таким уровнем неравенства "отмирать"? Как вы убедите людей, питающихся из закрытой от простых смертных кормушки, что коммунизм - это про равенство возможностей? Если вы попробуете покуситься на их кормушку, на их привилегии - то на вас немедленно натравят особые отряды вооруженных людей, которые и существуют для защиты диктатуры бюрократии. Отряды эти не отомрут, пока существует бюрократия и ее привилегии, а привилегии будут в неприкосновенности, покуда существует НКВД и лагеря для недовольных - замкнутый круг.

Тысячу раз уже было говорено об эволюции такой привилегированной бюрократии в буржуазию, повторять в тысячу первый не стану, отмечу лишь, что из "реального социализма" с его реальным неравенством пути к коммунизму нет и быть не может. Только его обрушение может открыть вновь альтернативу - к реставрации старых порядков или к новой революции. Путь к коммунизму может быть открыт лишь через режим рабочей демократии, который несовместим ни с культивированием неравенства, ни с культом государства. А что предлагает Синяя Ворона?

А она предлагает технологические решения для общественных проблем - как многие современные утописты, считающие 3d-принтер могильщиком капитализма. Репликаторы, чтобы делать все на свете, и некий "Свод Этики" (Я Господь твой, который вывел тебя из капитализма...) в качестве универсальной библии, чтобы коммунары будущего не творили свальный грех с гусями. Представляю, как назвал бы это Ленин - большой любитель острого и резкого словца. В комментариях же творчески дополнили эти решения: государство отомрет тогда, когда наука станет сопоставимой по возможностям с магией в "Гарри Поттере".

Мне кажется, этот ответ удовлетворил бы и Иосифа Виссарионыча, и его подчиненных, и их идейных наследников:



  • 1
Уже в процессе мониторинга структуре уже может потребоваться совершать какие-то насильственные действия - обыск, доступ к закрытым данным. Конечно, к таким мерам следует прибегать только в редких случаях, когда подозрения очень велики, но скорее всего совсем без них обойтись не удастся.

А когда вы отдаете непосредственное исполнение в руки добровольцев-непрофессионалов и говорите, что теперь это не государство, это сильно напоминает казуистику средневековой инквизиции: "Церковь никого не казнит, не сжигает на костре, она передает осужденного для расправы светской власти." Пусть непосредственно хватать подозреваемого будут добровольцы-любители. Но хватать они будут тех, на кого им укажут мониторящие органы.

1. Насильственные действия сами по себе вовсе не является достаточным признаком государства. Государством они становятся, если совершаются существенно выделенной структурой. Если право на эти насильственные действия отчужденны от массы населения в пользу неких специализированных групп. Несомненно могут существовать некие переходные общества. Ну вот например возьмём как раз такой случай из Стругацких - убийство Льва Абалкина комконовцами. Из самого сюжета бесполезно оценивать степень существенной выделенности структуры КОМКОН-2. Нужно смотреть на окружающую реальность - а что бывает если убийство при сходных обстоятельствах совершил человек не принадлежащий к парамилитари - структуре и как это общество оценивает. По моему так.

2. Я уважаю средневекековую казуистику. Это значит люди думали о социальных отношениях и о рамках приемлимого.

Насчёт кто кого будет хватать в принципе успехом коммунистического строительства будет переход к некому аналогу обычного права. Т.е. организованное вовлечение ширнармасс в систему организованного насилия. Ну вот например в Союзе был институт дружинников. Ну вот например при коммунизме у этого института полномочия будут несколько шире, а у профессионалов несколько меньше. В принципе вполне себе коммунизм.

Никто не говорит, что при коммунизме (по крайней мере ранних его формах) должна отсутствовать организованное насилие как таковое, достаточно, чтобы оно было неотчуждено от масс.

>> Насильственные действия сами по себе вовсе не является достаточным признаком государства. Государством они становятся, если совершаются существенно выделенной структурой. Если право на эти насильственные действия отчужденны от массы населения в пользу неких специализированных групп.

Вот, кстати, чем мне нравится Назгул, так тем, что он показал модель, в которой подобного отчуждения нет.

Я его не читал. С какого произведения посоветуете начать знакомство?

Edited at 2016-06-01 12:06 pm (UTC)

Сам он рекомендует --- с "Прививки совести".
Ну, можно ещё Хартию его почитать ("Корнституция коммунизма"), хотя отдельные пункты в ней доставляют. Особенно 44-й.

>Ну вот например в Союзе был институт дружинников.
http://doloew1917.livejournal.com/59166.html?thread=1411102#t1411102


А счего собственно средневековой-то? Взять тех-же шерифов (и прокуроров!).
В сомали там какие-то шариатские суды.
>это сильно напоминает казуистику средневековой инквизиции

  • 1