?

Log in

No account? Create an account

Внутренний Койоакан

государь-император - скотина, а войну мы проиграем


Previous Entry Share Flag Next Entry
Продолженные двадцатые: наброски концепции (ч. 1)
нино
doloew1917
Не отпускающая меня в последние дни тема с Чудиновой и ее новым романом, размышления и веб-серфинг по Сети в поисках дополнительных материалов, вывели на программную статью одного из столпов российской имперской фантастики - господина Володихина. Статью аж 2005 года, но при этом крайне актуальную в нынешнюю эпоху - когда Россия становится все более "викторианской" как в политэкономическом смысле (присоединившись к славному сообществу международных разбойников и ведя кровопролитную войну уже далеко за пределами традиционной своей вотчины - постсоветского пространства), так и в этическом ("викторианская мораль", по крайней мере в части лицемерия и показной "строгости нравов", пропагандируется нынче из каждого утюга).

Эстетика, как меня тут пытались учить некоторые выдающиеся левые теоретики, разумеется, "вторична", а первичен экономический базис. Правда, эти самые теоретики предъявляли претензии к "эстетике" в художественном произведении - что так же логично, как ругать научную работу по экономике за наличие цифр, таблиц и математических выкладок.

Да, разумеется, "надстроечные" явления вторичны, но это означает прежде всего тесную взаимосвязь надстройки и базиса, но никак не повисание этой самой надстройки в безвоздушном пространстве, что проповедуют нам отдельные зарубежные "антиревизионист(ки)". Это означает, например, что никакая православная социалистическая монархия, в которой средства производства будут обобществлены, но при этом культура и политическая организация останутся на уровне России образца позапрошлого столетия, принципиально невозможна (да, это про Синюю Ворону). Это, ко всему прочему, означает и то, что нынешний накат "традиционных ценностей" в духе Мизулиной и рекламы пива "Сибирская Корона" базируется на совершенно определенных политэкономических тенденциях. На примере "традиционной семьи", которую так неистово продвигают господа из РПЦ и Госдумы, это видно особенно наглядно: "традиционная семья" сегодня - это уже не "папа, мама, я"(это давно пройденный этап), это такая семья, где под одной крышей ютятся минимум три поколения родственников. Почему так круто? А вот почему, например. Потому что, если вашу пенсию отдали банкирам для затыкания прорех и валютных спекуляций, вы уже не сможете быть экономически самостоятельным дедуганом/бабулькой, вы просто вынуждены будете повиснуть на шее очень обрадованных такой перспективой деток. Обратное тоже верно: молодая семейная пара, попавшая в кабалу ипотек, кредитов и необходимости материального обеспечения стремительно растущего малыша, не сможет оставить в покое дорогих родителей, обладающих, помимо артрита и ревматизма, ценнейшим ресурсом в виде свободного времени и капающих за него деньжат. В итоге получается весьма уродливая и тяжелая взаимозависимость (я вырос в сферической в вакууме многопоколенной провинциальной семье образца девяностых, так что хорошо знаю, о чем говорю). "Викторианская мораль", с ее приниженным положением женщин и детей (самых уязвимых социальных категорий), в период оптимизации расходов овладевает такими семьями совершенно стихийно, даже безотносительно телевизора и реплик с высоких трибун. Однако, говорящие головы всегда выражают чей-то сугубо материальный интерес, пусть даже речи их будут внешне сильно оторваны от экономических реалий.

И противостояние реакции без реального социального движения, в основании которого - реальные нужды и потребности трудящихся - это, разумеется, дохлый номер. Тем не менее, даже такое движение нуждается в своей собственной эстетике, в своем узнаваемом стиле, в ярких образах. Неспроста же любое широкое сетевое обсуждение коммунизма как общественного строя, ведущееся на более-менее приемлемом уровне (то есть без "жить как при Брежневе", "все отнять, всех расстрелять, а кто жив останется - тем по губам провести колбасой за два-двадцать") приходит в итоге к рассмотрению социальных моделей, созданных Ефремовым и Стругацкими - моделей далеко не идеальных, отчасти устаревших, давно уже вырванных из современного им социального контекста - но по-прежнему ярких и привлекательных. И возникает логичный вопрос: а что у нас, собственно говоря, имеется в активе на данный момент? Какими из мириадов граней будущего любуются современные левые? Что их должно вдохновлять, мотивировать на борьбу? Иными словами, какова наша "Невикторианская Россия"?

До относительно недавнего времени на этот вопрос существовало два ответа.

1. Образ карикатурного "красного милитаризма", основывающийся, что самое постыдное, даже не на аутентичной какой-то советской традиции, а на клюкве из американских игрушек типа Red Alert - и здесь же не обходится без ублюдочного "советского пин-апа", что характерно:



Сюда же можно отнести большую часть национал-сталинистской фантастики, с воскресающими усатыми вождями и попаданцами в пенсне. Про подобную мерзость много говорить не приходится - ну разве что отметить, что именно отвращение к ней побудило некоторых авторов ББ писать свои образы будущего - и в конечном итоге привело к созданию нашего альманаха.

2. Второй - это романтика космоса и научного поиска, опирающаяся на культуру и общественный настрой СССР шестидесятых - словом, эпигонство по отношению к понедельнику, начинающемуся в субботу. Здесь, по крайней мере, нет того вопиющего скотства из первого пункта. Но проблема в том, что этот образ оригинальной шестидесятнической утопии (целевая аудитория которой, к слову, еще далеко не вымерла - напротив, приспособилась к новой жизни по обе стороны границы и сравнительно комфортно в ней обустроилась)  очень легко отрывается от идеологической основы. Самый типичный пример - дилогия Вячеслава Рыбакова "Наши звезды", построенная целиком на эксплуатации символов и образов советской фантастики "золотого века", но при этом абсолютно реакционная по идеологическому посылу. Можно только констатировать: "утопия мэнээсов" умерла, протухла и была растащена гиенами в разные стороны до последней косточки. Это не значит, разумеется, что мы должны выступать против "космоса" или, упаси Марксе, "науки", однако дожившие до сего дня Приваловы - совсем не образец для подражания, а других приваловых у нас, извините, нет.

Апелляция к определенной исторической эпохе (в первом случае - к сталинизму, во втором - к постсталинизму) как таковая грехом не является. Володихин совершенно верно замечает - "Бесполезно выдумывать искусственную конструкцию для «внедрения в массы». Необходим фундамент, нужна добротная основа, которая позволила бы новой эстетике быть воспринятой теми же широкими массами как нечто родное, только хорошо забытое." Проблема в том, что сталинская и посталинская эпохи уже давно переварены современными буржуазными идеологами. Переварены и извергнуты на головы обывателя вместе с Империей, Московией и былинной Киевской Русью в виде однородной и якобы внеидеологической массы под названием "Историческая Россия". И никакие мантры о том, что "знамя победы было красным", а "Гагарин был комсомольцем", тут не помогут - что на примере последних выборов, где господ левопатриотов позорно прокатили на банане, нам было наглядно продемонстрировано.

Итак, "Историческая Россия" - за консерваторами. Либералы откусили себе "Остров девяностых", где и копошатся потихоньку, претендуя также на Новгородскую олигархическую республику, эпоху "великих реформ" Александра II и прочий неликвид. Что осталось нам, коммунистам? Какой исторический период во всех своих аспектах вызывает одинаковую ненависть у всех фракций современной российской буржуазии? Ответ вроде бы очевиден - это период революционного наступления 1917-1923 годов (впрочем, окончательным торжество контрреволюции стало только в конце двадцатых - начале тридцатых, так что можно условно называть эту эпоху "двадцатыми").

Пролетарской революции в России было суждено стать самым радикальным и последовательным в своих преобразованиях социальным переворотом в истории человечества, эмансипацией по всем направлениям, покушением как на собственность, так и на религию, семью, национальное и гендерное угнетение, даже эмансипация ЛГБТ в Советской России шла опережающими темпами (Магнус Хиршфельд не даст соврать). Обгоняя передовые европейские страны на пятьдесят, а то и все сто лет в области семейного и социального законодательства, сегодняшней России, находящейся в периоде перманентной контрреволюции, большевики задали по многим параметрам недостижимую планку.



Собственно, это одна из причин, по которым в современной коммунистической фантастике необходимо использовать мотивы возрожденных двадцатых - ибо двадцатые неизбежно воскреснут в будущем с новой революцией. Точнее будет говорить не о возрожденных даже, а о продолженных двадцатых: надо будет продолжать то, что начали, но не смогли довести до конца из-за контрреволюции большевики. Определенные образцы этой концепции я попытался дать в своих написанных для ББ произведениях ("Остров" и "Цветы прорастают сквозь кости"), а в следующий раз мы детально поговорим об общих принципах продолженных двадцатых - что надо взять с собой в новый век, а что лучше оставить в двадцатом.


  • 1
Ох, нашли с кем спорить - с Дмитрием Володихиным. Я с этим господином был хорошо знаком в 1992-1995 годах, когда мы работали в одном издательстве. Это же полный ноль, как в личном, так и в интеллектуальном отношении... Впрочем, каждый выбирает противников себе по весовой категории, разумеется. :)

Все-то вы знаете, всех-то повидали, а пост прочитать, чтобы понять, что никакого "спора" с Володихиным там нет, а есть разговор сугубо внутрипартийный, так и не удосужились. )

Edited at 2017-01-07 08:42 pm (UTC)

Ох, мне тут один "коммунист" доказывал, что идея бронекостюмов для пехоты - реакционная и фашистская. Это мы там "Звезду, которая никогда не заходит" обсуждали с автором, заодно и "Зону" Синей Вороны. То есть, значит, красный пехотинец - мясо и должен воевать Булыжником и Идеей. Чуть не стошнило.

Боюсь, реальный красный пехотинец вряд ли будет в первые годы после революции стоять перед таким выбором, а воевать ему придется всем что под рукой окажется.

(Deleted comment)
О-о-о, мир с продолженной эстетикой двадцатых!

Даже если не трогать национальные культуры - получаем Малевича в роли главного художника, конструктивизм в роли архитектурного мейнстрима (интересно, куда он будет развиваться в таком случае); Эйзенштейн с Вертовым - кино; соцреализм пилят, как оно и должно было быть, Зощенко, Олеша и Платонов; вместо "Хорошо!" в школах учат э-э-э... кто там вместо Маяковского получается, мх... а, ну да, "Лейтенанта Шмидта" учат, вот (эх, придётся пожертвовать пастернаковскими переводами "Фауста" и "Короля Лира"! ладно, на переводах у нас остаются Лозинский и Маршак, тоже неплохо); "Опояз" допиливает формальный метод до состояния нормального человеческого структурализма (ох, какие клёвые будут школьные учебники по литературе-то, а!) - и т.д.; словом, весело.

Не-не, мне всё это страшно нравится.

А почему Маяковского не? По-моему, он очень вписывается.

Главная идея 1920 годов - это, ИМХО, индустриализм - понимаемый, как примат производства прежде всего, и "прогрессизм". В общем, ставка на изменение мира против умения "подстраиваться" под него, на устранение недостатков против их сокрытия. На "производственников" против "манипуляторов", "хитрецов" и т.д. А все эти ЛДПР, простите, ЛГБТ - вторичны. Равно, как семейные, национальные и гендерные угнетения (а точнее, борьба с ними) - это, скорее, лишь приложение к первичной, производственной тематике.

В принципе, вполне может и выстрелить...

А вот это верно, насчёт прогрессизма. Как в итоге оказалось, альтернатив-то ему и нет, всё остальное - хуже на порядки.

"Гадюка" Толстого наносит ответный удар! )

Я полностью согласна, и двумя руками за Республику Советов! Красные косынки, народная милиция, Гусев на Марсе!

Вообще настоящая имперская фантастика и АИ сконцентрированы в Вихре Времён. И имено этот проект имеет смысл критиковать, что и делает нелюбимый вами Назгул.

А вы действительно выбираете из противников каких - то чмошников. Но если это вам так нравится могу порекомендовать известных вам по Самиздату Рыбаченко и Сэй Алек.

В общем как в песне "Каждый выбирает по себе"

Поскольку рассуждения об эстетике все равно сразу переходят к более широким идеям (от освоения космоса и научного поиска до эмансипации), вспомню одну важнейшую идею 20-х, которая точно не нравится всем буржуям. Мировая революция. Думаю, одна из причин пресловутого "красного милитаризма" как раз в том, что у авторов есть СССР (возрожденный или в АИ), но мировая революция опять не состоялась (и ее даже в планах нет) и СССР опять в кольце врагов и опять вынужден тратить значительную часть ресурсов на на армию. Например, предложенный организаторами конкурса "СССР-2061" сеттинг других вариантов не очень и оставлял.

Ахха, кстати, заметили - Защитники Идеологии за всеми своими высказываниями о буржуазности бронекостюмов о мировой революции-то и позабыли... Так всегда и бывает. И враг, нарушающий Принцип 0 - он может и совсем под товарища рядиться, разглядеть не всегда просто.

Российское общество слишком озабочено историей и все время пытается вернуться в прошлое, хотя надо бы жить настоящим и смотреть в будущее. Это характерно, кстати, и для польского общества - еще одной бывшей империи, у которой все позади.

Дмитрия Юрьевича я тоже знал лично. Историк он очень хороший, профессионал. Что меня позабавило, кстати, несмотря на все свои реакционные политические взгляды, он удивительно правильно, с классовых позиций, объяснил нам опричнину - это была, прежде всего, попытка запугать народ перед введением крепостного права. Как литератор Володихин средний, политический мыслитель, в общем, тоже.

"это была, прежде всего, попытка запугать народ перед введением крепостного права".

Ну и чушь. Объекты репрессий опричнины крупные феодалы - сепаратисты, стремящиеся помешать централизации власти. Во вторых никто и нигде не то что не доказал но даже не пытался доказывать что Иван Грозный собирался вводить крепостное право. И в третьих до 17 века то есть в правление Ивана Грозного ни одного Коестьянского восстания.

Странно. Король Луй централизовал - и получил крепостное право. Царь Иван централизовал - получил крепостное право. Король Пилип Гишпанский централизовал - крепостное право не получил, но налоги задрал до небес. Короли Тудоры централизовали - устроили такой пиздец, что временами казалось, будто лучше уж крепостное право.

Может, есть какая-то связь между этими процессами, как считаете?

Edited at 2017-01-09 04:00 pm (UTC)

Чего же в этом пинапе ублюдочного? Автор-то кто?

  • 1