?

Log in

No account? Create an account

Внутренний Койоакан

государь-император - скотина, а войну мы проиграем


Previous Entry Share Flag Next Entry
Полвека
тролфейс
doloew1917

В этом году мы отмечаем 50-летие Красного Мая 1968 года — события, которое могло стать (но так и не стало) началом второй Великой французской революции. Май-68 определенно преуспел в богатстве исторических интерпретаций. В нем видят студенческий бунт, несостоявшуюся пролетарскую революцию, либеральный протест против «авторитарной власти» президента де Голля, рождение «новых левых» (или смерть «старых»), праздник ситуационизма, хиппизма, манифестацию «Великого отказа», становление «альтернативного образа жизни» и так далее, и так далее. Можно сказать, что у каждой политической и культурной силы есть свой собственный Красный Май.

«Студенческому Маю» в этом смысле посчастливилось больше других. В самом деле, разве не со студентов тогда всё и началось? Разве не они придали майским событиям тот карнавальный, парадоксальный, причудливый и незабываемо яркий оттенок, не выцветший до наших дней?

Да, всё началось со студентов. Именно закрытие факультета в Нантере 2 мая стало непосредственным поводом для первых вспышек недовольства и стычек с полицией, стремительно переросших в полномасштабные бои на улицах старого Парижа, не раз повидавшего баррикады и кровь на булыжниках. Начиная с 3 мая каждая ночь приносила сотни арестов и раненых. Поначалу казалось, что студенты ведут борьбу в одиночку. В итоге образ «молодежной революции» заслонил подлинную картину событий. Даже о величайшей в истории Франции всеобщей стачке вспоминают по остаточному принципу: ах да, еще бастовали рабочие… Хотя, строго говоря, на тот момент ничего уникального в студенческих волнениях как раз не было...


  • 1
> Даже о величайшей в истории Франции всеобщей стачке вспоминают по остаточному принципу: ах да, еще бастовали рабочие…

Но, фактически так и получается. Начали бастовать за компанию, никаких результатов не получили и быстренько свернулись. "Да чё-то влом как-то".


> сильное рабочее движение, какое бы значение оно не имело само по себе, лишь тогда способно повернуть общество к реальным переменам, к революции, когда во главе его будет находиться пролетарская партия

В общем, "Интернационал" это лажа.

>Но, фактически так и получается. Начали бастовать за компанию, никаких результатов не получили и быстренько свернулись. "Да чё-то влом как-то".

Да нет, просто "коммунисты все уладили", как и заказывал де Голль.

>В общем, "Интернационал" это лажа.

А "сильная пролетарская партия" - это не бог, не царь и даже не герой.

> А "сильная пролетарская партия" - это не бог, не царь и даже не герой.

А кто тогда? Своими руками в данной истории рабочие ничего не добились. Никакой партии они не создали, и поэтому за них решили "герои", те самые нехорошие коммунисты.

РСДРП тоже ведь не пролетариями создавалась, а "героями" из несколько других классов.

Бабушкин сильно бы удивился. Как раз рабочее движение скорее принимало в себя интеллигентов, чем спустились образованные с горы и вручили факел.

А что значит "рабочее движение"?

Путь Бабушкина в революцию начался в 1894 году, когда он начал заниматься в руководимом В. И. Лениным рабочем марксистском кружке.

То есть, именно получил факел и понёс своим.
Или не тот Бабушкин? Или неправда?

Бабушкин тот. А вот у вас не совсем правда: рабочих там хватало, и не интеллигенцией это началось. Рабочие кружки начали возникать самостоятельно, без всякого влияния со стороны, и не тилигенты к ним шли, аки народники в народ, а наоборот, рабочие к себе звали интеллигентов в качестве учителей — то есть людей, которые могут поделиться знаниями, а уж потом из них выбирали тех, кто им идейно более был близок. Я язык скоро сотру, в очередной раз цитируя Логинова:

«Николай Дементьевич Богданов, создавший кружок самообразования из своих товарищей в железнодорожных мастерских еще в 1886 году, писал: «Чтобы быть организатором рабочего класса, нужно самому быть, во-первых, честным во всех отношениях, а во-вторых, хорошим товарищем и, наконец, - знающим человеком, к которому могли бы обращаться со своими вопросами... А потому надо воспитывать себя и учиться»[7].

А вопросы задавались им самые заковыристые: отчего бывает день и ночь или солнечное затмение, откуда появилась Вселенная, Земля, Человек? И услышав, что «от обезьяны», недоверчиво и откровенно смеялись. Но, конечно, более всего рабочих интересовало не «происхождение видов», а их собственная жизнь. Именно для ответа на такие вопросы и стали создаваться кружки самообразования, где наиболее развитые рабочие пытались сами вести занятия.

Тахтарев писал о Шелгунове: «Несмотря на недостаток времени, он очень много читал, интересуясь самыми различными вопросами. .. Василий Андреевич пользовался всякими способами, чтобы пополнить свое образование, и его можно было увидеть иногда и на какой-нибудь публичной лекции в городе и даже в университете, на защите особо интересной в общественном отношении научной диссертации»[8]. Но даже таким рабочим для ведения занятий собственных знаний зачастую не хватало. Это и вывело их на контакты с радикальной интеллигенцией. Именно так в 80-е годы в Петербурге возникли кружки Дмитрия Благоева, Павла Точисско-го, а в начале 90-х - брусневские кружки. С такими же кружками поддерживала связь и социал-демократическая группа «технологов», в которую вошел Владимир Ульянов.

Надо сказать, что и после установления подобного рода связей рабочие не сливались с интеллигентами в общую организацию, а сохраняли самостоятельность своих кружков. И без их согласия никто из «учителей» вести занятия не мог. Между тем в этот период на петербургских заводских окраинах конкурировало между собой несколько групп. Помимо известных нам «технологов», которых стали называть «стариками», появились и «технологи» «молодые» - Илларион Чернышев, Евгений Богатырев, Сергей Муромов, Фридрих Ленгник, зубной врач Николай Михайлов и др. Особняком держались студенты Военно-медицинской академии - Константин Тахтарев, Александр Никитин, Николай Богораз. Всем им противостояла «Группа народовольцев». Она имела свою типографию, и в нее входили Михаил Александров (Ольминский), Александр Ергин, Михаил Сущинский, Б. Л. Зотов, Александр Федулов, А. И. Шаповалов и др. Были, наконец, и просто «дикие» - не признававшие интеллигентов кружки, которые вели сами рабочие[9].

Соперничество было достаточно жестким. Как писал Шелгу-нов, хорошо знавший и Точисского, и Бруснева, и Германа Красина, «на интеллигенцию смотрели только как на просветителей», и «рабочие чувствовали себя «дичью», на которую охотились с двух сторон: народовольцы и марксисты». Кружковцы нередко приглашали на занятия и тех и других, слушали их споры, постепенно разбирались в разногласиях, а потом и самоопределялись[10]».

Вообще, советую прочесть эту страницу, бо обширно цитировать в комменте неудобно: http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/Логинов_Владлен_Терентьевич/Владимир_Ленин._Выбор_пути_Биография/Глава_3._Союз_борьбы/Николай_Петрович

Это как раз Ленин пришёл к Бабушкину в кружок лекции читать.

> Вообще, советую прочесть эту страницу

Там ведь как раз пример, что случается с рабочим движением, когда оно без "героев" действует. Почти такая же история, как во Франции. Побузили, получили по шеям и немного подачек, разошлись.

Можно, конечно, всё повернуть так, что рабочие принимали к себе в движение интеллигентов и позволяли им поучаствовать, но по факту, вся организационная деятельность это именно не-рабочие.

Вообще-то это формулируется несколько иначе: рабочее движение призвало и вобрало в себя тех представителей других классов и слоёв общества, которые отвечали его целям и задачам.

Я так думаю, в аббревиатуре «РСДРП» буквы «РП» не для галочки стояли.

Edited at 2018-05-14 02:18 pm (UTC)

а в аббревиатуре ЛДПР или страшно сказать НСДАП?

А Сталин будет виноват?

А он и так виноват. Написано черным по белому:

"Главная ответственность за поражение лежит на французской компартии и подконтрольных ей профсоюзах. При всех разногласиях относительно природы Красного мая, один факт не подвергается сомнению никем: ФКП в 1968 году выступила охранительной силой, более того — главным гарантом порядка и спасителем старого режима"

А почему? Потому что т. н. "коммунистическая" партия на самом деле сталинистская, очевидно же.
(я здесь почти и не шучу, если что. Упрощенно, конечно, но имхо где-то как-то так оно и было)

Сейчас идея «сплотимся вокруг партии» не особенный вызывает восторг — слишком сильны воспоминания о КПСС и слишком наглядны прикормленные образования вроде КПРФ. Плюс, всё-таки, сейчас каждый в первую очередь думает о личной, индивидуальной независимости — «это что, мне какой-то хрен приказывать будет?» Мне кажется, для нашего современника, держа в голове позитивную идею, лучше это объяснять всё-таки через негативное — мы не то, не то и не это, мы — то что остататся после вычитания всяких системных, легальных и прочих официальных и полуофициальных структур, мы — те, кто не вписался в систему, мы — те кто за бортом. А уж дальше логическое продолжение: спасение утопающих — дело рук самих утопающих, а спасаться лучше сообща.

>>О чем он там договаривался — неизвестно до сих пор<<

Да мог хоть просто молчать. Самого факта визита к одиознейшему генералу Массю (парашютист, бгг, никто кроме них) хватило, чтобы обрисовать французам возможную перспективу.

  • 1