Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

тролфейс

Покаяние. Юбилейное

В последние годы, как известно, было извлечено множество "капсул времени", заложенных в шестидесятые годы под юбилей Октября или комсомола - с соответствующим публичным зачитыванием и опубликованием посланий комсомольцев шестидесятых годов. В посланиях этих выражается надежда на то, что в нашем текущем настоящем уже построен коммунизм и каждый может подержать в руках веточку марсианского саксаула - совсем как в советской фантастике золотой поры. И по мотивам контраста этих надежд с действительным положением дел в нашем 2018 году, некоторые граждане отчего-то любят устраивать публичные покаяния - простите, дескать, дорогие товарищи комсомольцы-68, мы все просрали, и вы бы не поверили, что у нас тут происходит, даже если бы увидели воочию. Подобные пассажи мало того что насквозь лицемерны, так еще и игнорируют тот факт, что в 1991 году комсомольцам шестидесятых было порядка сорока лет - то есть это были те самые люди, которые в значительной степени определяли процессы разложения "реального социализма" и реставрации власти капитала. И дело не только в том, что именно люди из этого поколения поимели самые жирные куски при окончательном распаде всего и вся - поколение в целом, со своими иллюзиями и представлениями о заокраинном Западе, двигало нас неудержимо "вперед, к рынку" - как сегодня эти самые языкатые комсомольские вожаки лепят из страны первого космического православный халифат с амбициями империалистического падальщика. Комсомольцы шестьдесят восьмого года, перед которыми предлагается каяться нам с вами - это Путин (1952 г.р.), Ротенберг (1951 г.р.), Тимченко (1952 г.р.) и многие другие, кто охотно "поверит" в реальность сегодняшнего дня - ведь они же ее и создавали.

В связи с чем возникает вопрос (не к бенефициарам распада, разумеется): кто-нибудь из граждан СССР, бывших дееспособными и взрослыми людьми в период реставрации капитализма, покаялся ли перед нашим поколением детей эпохи первоначального накопления за весь горький катаклизм, который мы сейчас наблюдаем? Или на самом деле все это "простите, деды, мы все про..." является не более чем отрыжкой патриархального культа предков, когда на почитание претендуют даже те поколения, которым гордиться по определению нечем?
тролфейс

Леворадикал философский

Петр Гурков. «Друг друга отражают зеркала…»

В этом году исполняется 110 лет с написания самой значительной философской работы Ленина - "Материализм и эмпириокритицизм". О значении ленинской критики махизма, о развитии заложенных в этой работе идей выдающимся советским философом Эвальдом Ильенковым - в статье Петра Гуркова.

тролфейс

Марксистская капча

Заявление редакции сайта «Сен-Жюст»

Что я хочу по этому поводу сказать. На днях на "Медузе" вышла познавательная и забавная статья о Глебе Павловском - с дурацким подзаголовком, где его называют "человеком, придумавшим современную российскую власть". Поучительно, что все ценные сведения, которые можно из материала почерпнуть, ведут нас к тому выводу, что путинский режим "придумали" люди, которых сегодня называют либеральной оппозицией - весь конец девяностых годов они буквально бредили "таким, как Путин" - новым Пиночетом, который создаст на основе государственной бюрократии сильную правоцентристскую партию, и отстоит, не считаясь со средствами, рыночные ценности от проклятых примаковых и зюгановых. Все попытки "Медузы" представить "говорящую голову Кремля" как экстравагантного демиурга, в творческом кураже обрушившего на нас "путинскую диктатуру", вызывают лишь смех - идея витала в воздухе, она выражала насущные потребности абсолютного большинства тогдашней элиты - в том числе и тех, кто спустя пару лет оказался не у дел. Но самое смешное тут то, что у современной "левой сцены", в отличие от российской власти, имеется свой павловский, человек, который ее выдумал (примерно так же, как выдумал в свое время румынских "гайдуков Котовского"). Это и есть Александр Николаевич Тарасов. Он ее, эту "левую сцену", дотошно описывал на уровне "социологии малых групп", отчаянно рекламировал и популяризовывал в мейнстримных изданиях, цитировал с придыханием избранные пассажи - а затем, взглянув на нее, окрепшую и возмужавшую, ужаснулся и отрекся с негодованием.

"То есть наши «левые», переместившиеся из «реала» в «виртуальный мир», пошли по пути наименьшего сопротивления, выбрав в качестве места основного приложения сил мир выдуманный, ненастоящий, мир иллюзий, позволяющий утешать себя несуществующими успехами и победами — и не только утешать ими себя, но и морочить голову другим."

Александр Николаевич, но ведь это же целиком про вашу публицистику прошлых десятилетий - от изящного издевательства над нацболами, которым вы умудрились "продать" историю Иона Ветрилэ, до целиком и полностью выдуманной вами "новой контркультуры"! Сложно сосчитать, сколько голов молодых провинциальных леваков вы заморочили в эпоху дорогого интернета. И ведь, что удивительно, практически все "положительные" примеры из ваших статей с рекламой и апологетикой "новой революционной культуры" легко укладываются под каток вашей собственной критики. Судите сами, 2018 год:

"Не позже 14 июня на «рабкоровской» странице «ВКонтакте» появился раздел «Товары», где на продажу предлагаются кепки по 1000 рублей и футболки, свитшоты и рубашки-поло по цене от 1300 до 2400 рублей. И на некоторых из них изображены пионерский значок и октябрятская звездочка, где портрет Ленина гопнически и свидомо замещен котом Степаном — в худших традициях самой разнузданной антикоммунистической пропаганды 90-х годов."

Ну хорошо, обратимся к девяностым годам, когда и ныне достаточно известный левый интеллектуал Алексей Цветков выпустил свою книгу "Анархия non stop". Что писал по этому поводу в 2003 году А. Н. Тарасов (выделения мои)?

Книга «Анархия non stop» – это сборник сильно переработанных автором теоретических статей, написанных Цветковым за период с 1995 по 1999 год. Часть этих статей является редчайшим не только у нас, но и вообще в мировой практике примером соединения теоретического текста с художественным произведением, к тому же, как правило – пародией и (чаще) самопародией. Некоторые тексты «старшим товарищам» читать не рекомендуется, особенно тем, у кого плохо с чувством юмора. У молодежи эти тексты, напротив, вызывают дикий восторг. Чтобы было понятно, в чем дело, ограничусь двумя краткими иллюстрациями. Текст «Последний Интернационал – враг бледнолицых» начинается словами: «В середине сцены – бессмертный вождь краснокожих Ленин, окруженных вражескими скальпами в своем гранитном вигваме» (А. Цветков. Анархия non stop. М., 1999, стр. 207). А текст «Последняя речь Буратино» – словами «Год назад расстреляли Карабаса. Трибунал отлучил от театра и выслал Алису, Дуремару успешно отшибают память о мрачном прошлом в исправительной мастерской и не разрешают ловить пиявок. Базилио взят продавцом билетов, хотя всем известно, что он мухлюет и подготавливает новый путч, склоняя на свою сторону Пьеро…» (там же, стр. 212).
Многие замшелые поклонники Зюганова из «старшего поколения», сталкиваясь с подобными текстами, раздражаются, не понимая (и даже не пытаясь понять), что это – лишь литературное отражение нового социального опыта, такого, какого у них самих просто не было. Вот зарисовка этого опыта их книги Цветкова: «Ты впервые пробуешь кислоту. Впервые демонстративно уходишь с лекции, где тебе втирают про преимущества рыночной системы, и читаешь в парке Бакунина, потому что Хаким Бея трудно достать. Впервые выбриваешь виски и идешь на никем не разрешенный митинг, где метко кидаешь недопитую бутылку в милицейскую цепь и кричишь в мегафон: «Капитализм – дерьмо!» Ты уходишь из дома, чтобы жить с друзьями общиной в приговоренном к сносу доме. Ты оставляешь институт, потому что там всеми движет страх, вызывающий у тебя брезгливость. Их страх как запах их гниения. «Не хочешь ли ты назад в СССР?» – на дурацкий вопрос холеной журналистки из блядской американской газеты ты гордо отвечаешь: «Я анархист» – и даришь ей неприличную листовку» (там же, стр. 122–123).


Что стало с Тарасовым за прошедшие пятнадцать лет? Потерялось чувство юмора? Мохом оброс?

Можно еще вспомнить, с каким восхищением Тарасов презентовал в журнале "Октябрь" в 1998 году творчество "певца новых левых" Александра Непомнящего. Непомнящий, правда, лишь посмеялся над такой трактовкой - и спустя несколько месяцев вышло его интервью газете "Завтра", где он четко и ясно позиционировал себя как "певца русской империи Третьего Рима". Какая неожиданность - Маркузе на постсоветском пространстве стоит дешевле старца Филофея!

Перечитывая тарасовские статьи той поры, я вижу, что процентов 80 "культуры тружеников и творцов", которую творец российской "левой сцены" вытаскивал на обозрение в мейнстримные издания, рекламировал на "круглых столах" - это чудовищный шлак и помои. Не то чтобы я считал "Буйного Бродягу" проектом без недостатков, но по сравнению с "Последней речью Буратино" и песенкой "Убей янки" наш ББ - это колоссальный прогресс, тысяча шагов вперед для российского левого искусства. Шутка, разумеется - призыв "подожги ларек с американским говном" не несет в себе ровным счетом ничего "левого" и "революционного", так что и сравнивать особо не с чем.

Обличение "монетизации" левых ресурсов (пионеры тут, разумеется, Кагарлицкий с дочерью Ксюшей и котом Степаном) вызывает в памяти защитную речь, опубликованную Тарасовым на сайте "Лефт-Ру":

Вам не нравится, что Кагарлицкий работал в буржуазной газете. Мне тоже не нравится. Но я не могу обеспечить Кагарлицкого социалистическим изданием, которое позволило бы ему содержать семью. Если Вы можете, Антон – пожалуйста, сделайте. Уверяю Вас, Кагарлицкий будет вкалывать, как папа Карло – и займется совершенно разнузданной социалистической пропагандой.

Формально ведь все правильно - Кагарлицкий раскручивает левый ресурс, и старается вывести его на самоокупаемость, используя для этого любые средства: барыжит мерчем, попрошайничает на еду для кота, торгует лицом дочери - словом, продает контент, используя нехитрые маркетинговые уловки. По сути выходит издевательство? Но это вовсе не отменяет проблемы содержания семьи и домашних любимцев. Выходов, намеченных Тарасовым, в данном случае два: идти в буржуазные издания и протаскивать туда контрабандой левые идеи, либо делать самоокупающиеся ресурсы в стильно-модно-молодежной манере. Стоит ли дальше доказывать, что "левую сцену" во всей ее неприглядности "придумал" еще в эпоху веб-один-ноль "отец русской герильи", оставляющий нынче своих духовных чад круглыми сиротами?

Ну и концептуальный момент - мы уже привыкли, что для АНТ "народ", в смысле, население левого гетто, не тот. Этим мало кого удивишь, но сегодня редакцию "Сен-Жюста" перестает устраивать наша технизированная реальность в целом:

У Октябрьской революции не было интернета, но она победила. У Вьетнамской революции не было интернета, но она победила. У Кубинской революции не было интернета, но она победила. У Сандинистской революции не было интернета, но она победила. А когда у сандинистов появился интернет, это сыграло против них.

Очень характерная черта для столь последовательных революционеров: враждебными им оказываются уже не столько определенные классы и идеи, сколько технологии и законы природы (привет "Прорыву").

Впрочем, это все же выглядит куда логичнее, чем доказывать европейским левым на научной конференции бесполезность научных конференций европейских левых.
тролфейс

Полвека


В этом году мы отмечаем 50-летие Красного Мая 1968 года — события, которое могло стать (но так и не стало) началом второй Великой французской революции. Май-68 определенно преуспел в богатстве исторических интерпретаций. В нем видят студенческий бунт, несостоявшуюся пролетарскую революцию, либеральный протест против «авторитарной власти» президента де Голля, рождение «новых левых» (или смерть «старых»), праздник ситуационизма, хиппизма, манифестацию «Великого отказа», становление «альтернативного образа жизни» и так далее, и так далее. Можно сказать, что у каждой политической и культурной силы есть свой собственный Красный Май.

«Студенческому Маю» в этом смысле посчастливилось больше других. В самом деле, разве не со студентов тогда всё и началось? Разве не они придали майским событиям тот карнавальный, парадоксальный, причудливый и незабываемо яркий оттенок, не выцветший до наших дней?

Да, всё началось со студентов. Именно закрытие факультета в Нантере 2 мая стало непосредственным поводом для первых вспышек недовольства и стычек с полицией, стремительно переросших в полномасштабные бои на улицах старого Парижа, не раз повидавшего баррикады и кровь на булыжниках. Начиная с 3 мая каждая ночь приносила сотни арестов и раненых. Поначалу казалось, что студенты ведут борьбу в одиночку. В итоге образ «молодежной революции» заслонил подлинную картину событий. Даже о величайшей в истории Франции всеобщей стачке вспоминают по остаточному принципу: ах да, еще бастовали рабочие… Хотя, строго говоря, на тот момент ничего уникального в студенческих волнениях как раз не было...
тролфейс

О чем молчат патриоты?

тролфейс

Диалектика казачьей плети

Часть первая, с Аверченко и модным мерчем
Часть вторая, с оккультными тайнами КПСС

Ну да, примерно так и выглядит незамутненная классовая ненависть.
тролфейс

К дню рождения Ленина



От редакции ЛР: эти материалы, представляющие собой черновой вариант первых глав запланированной Троцким ленинской биографии, были опубликованы в 9 томе изданного Фельштинским Архива Троцкого. Работа над этим фундаментальным трудом была, как известно, прервана рукой сталинского киллера, но даже оставшиеся черновики демонстрируют глубину и основательность метода, с помощью которого Троцкий изучает идейное формирование и становления молодого Владимира Ульянова, диалектичность авторского подхода и его безукоризненную верность марксизму. Не будет преувеличением сказать, что эти главы ненаписанной книги для подлинного коммуниста, революционера стоят дороже, чем вся слащавая, конъюнктурная и насквозь лживая официозная «лениниана».

Нами была проведена минимальная редакторская правка текста (большинство обнаруженных опечаток — явные ошибки распознания при переводе в электронный вид), а также опущены несколько опубликованных Фельштинским отрывков, носящих общетеоретический характер и связанных, судя по контексту, со значительно более поздним периодом в жизни Ленина (интересующиеся всегда могут обратиться к соответствующему тому Архива). Примечания перенесены без изменений.

Изучайте путь великих вождей пролетариата — в тесной связи с их социальной средой и в контексте современных им исторических событий! Без этого невозможно понять, как перейти от объяснения мира к его изменению.
тролфейс

Люди из неломаниума

Когда я писал "Цветы", то, если кто заметил, старался избегать описания внешности Марьям Гериевой. Ну то есть, с учетом того, что повествование ведется от первого лица, и вид дается "из глаз" главной героини - это вполне допустимый недостаток. Однако проблема была в том, что я и для себя ее никак не мог визуализировать. Просматривал кучу современных фотографий соответствующих этнических типов - и ничего подходящего найти так и не смог, так что в значительной степени она оставалась для меня этаким Гордоном Фрименом, который, как известно, даже в зеркале не отражался. Томо со своими иллюстрациями в этом смысле здорово дополнил образ, и я его иллюстрации сразу одобрил - в конце концов, без особой опоры на текст ему удалось создать вполне адекватное изображение. Однако иллюстрация все же штука условная, а хотелось фотографий, каких-то реальных прототипов, а найти их не получалось. Но это с современными фотографиями так, а стоит только обратить внимание на эпоху Первой Гражданской - и вот вам, сразу же точный эквивалент:


У тов. d_clarence хорошая заметка про эту боевую красноармейку по имени Вера Кочубей, сделанную из какого-то совершенно космического сплава - недорасстрелянную, недорубленную, успевшую побить как беляков, так и нацистов - в общем, читайте сами, рекомендую. Но лично меня, помимо всех подвигов, умилил вот этот эпизод:

После боя попала в часть Щорса, воевала как простым бойцом, так и разведчиком-агитатором. Была направлена на курсы политруков в Астрахань. Вера сходила на пару занятий и отправилась прямиком к Сергей Миронычу Кирову - отпрашиваться в боевую часть. Киров и направил ее в 1-й Кубанский полк. Дальше все рассказал Буторин.

В этом вся моя Марьям - "не хочу учиться, хочу рубиться". Ретроспективно мы понимаем, что в ту эпоху возможности для совершенно вертикального карьерного взлета были самые широчайшие, однако люди вроде Веры о таких вещах вообще не думали - и в итоге героиня войны спустя десять лет - простая типографская работница, спустя еще двадцать семь - простая пенсионерка из коммуналки (белогвардейские опарыши в комментариях к сабжевому посту по этому поводу отчаянно злорадствуют). Такой вот ее жизненный выбор. Это ведь такие, как она, вывезли ту войну на своих плечах и отстояли Советскую Россию, хотя за их спинами уже карабкались наверх вышинские и заславские, что съедят очень скоро живьем и партию, и революцию... Но это уже все-таки другая история, с совсем другими социальными типажами.

А меня, знаете ли, пробила дикая тоска по старому сеттингу и старым героям. Смерть как хочется вернуться обратно к Марьям и компании. Хоть отпуска дожидайся - и за дело...