Category: история

марьяшка

"Хроники Мировой Коммуны": книга издана!

Сам до сих пор не верю, что мы это сделали. Но самое интересное, похоже, только начинается.

Оригинал взят у doloew1917 в "Хроники Мировой Коммуны": книга издана!
Редакция альманаха коммунистической фантастики "Буйный Бродяга" представляет вашему вниманию первый печатный сборник авторов нашего издания - "Хроники Мировой Коммуны":



Макет сборника с обложкой и всеми выходными данными - по ссылке.

Аннотация: Произведения шести современных авторов о зигзаге истории, более крутом, чем все упражнения попаданцев по изменению хода истории, более дерзновенном, чем однообразные войны магов, империй и разведок.
Встречайте сборник возрожденной коммунистической фантастики, продолжающей лучшие традиции советской и зарубежной НФ — традиции прогресса, эмансипации и борьбы за освобождение всех разумных существ в нашей Вселенной и ее окрестностях!
Куда движется человечество согласно неумолимым законам истории? Как не заблудиться по дороге и не остановиться в развитии? Чего требует будущее не от эксклюзивных избранных ведьмаков, генетически трансформированных принцесс и бойцов галактического спецназа,— а от массы обычных людей, таких же как ты, читатель?
Поехали!


Содержание:
Предисловие составителей
Велимир Долоев. Цветы прорастают сквозь кости
Яна Завацкая. Диктатура пролетариата
Александр Рубер. День на экваторе
Ия Корецкая. Граница росы
Дмитрий Никитин. Зубы дракона
Александр Харченко. Расчет по времени

Объем: 252 стр.
Бумага: чб 1+1 офсетная 80 гм2.
Обложка: твердая полноцветная 4+0 ламинированная, 7БЦ.
Иллюстрации: 7 черно-белых.
Тираж: 100 экземпляров.

Мы благодарим всех читателей, что верили в нас и помогли своим трудовым рублем воплотить мечту в жизнь. Благодарим привлеченных добровольцев, чей профессионализм сэкономил нам много денег и нервов. Благодарим наших товарищей в блогах и соцсетях - всех, кто неустанно продвигал "Хроники", помогая узнавать о них новым и новым людям. Будущее становится все ближе - благодаря каждому из вас!

В ближайшее время мы займемся рассылкой и доставкой экземпляров по предзаказу. Также напоминаем, что у нас осталось некоторое количество нераспределенных экземпляров книги, и с этого момента мы принимаем заказы на сборник в том числе от жителей ближнего и дальнего зарубежья - на индивидуальных условиях.

И это еще не все: в данный момент мы прилагаем все усилия к тому, чтобы "Хроники Мировой Коммуны" появились на прилавках книжных магазинов как минимум в Москве и Санкт-Петербурге.

Книга в магазинах двух столиц:
Москва
: магазин "Циолковский", Пятницкий пер., д.8. Тел. (495) 951-19-02, часы работы - ежедневно с 11.00 до 22.00.
Питер: магазин "Все свободны", наб.р. Мойки, 28, второй двор. Тел. +7-911-977-40-47. Часы работы - с 12.00 до 22.00.

Оставайтесь с нами и следите за новостями ББ в наших сообществах:

Буйный Бродяга в Фейсбуке;
Буйный Бродяга в Вконтакте.

Распространение и обсуждение приветствуется!

Ниже - примеры страниц с иллюстрациями (прошу прощения за качество, освещение подкачало):
[Spoiler (click to open)]


тролфейс

К 9 мая

Двенадцать часов длится темная темень,
Но светлое утро нам явит свой лик.
И новое время, всевластное Время
Сметает кровавые планы владык.



К очередной дате у каждого порядочного блогера имеется дежурный и программный текст, который можно, в сущности, копировать из года в год - благо, социальная среда в стране не слишком-то меняется. Свою позицию по празднику я изложил год назад, так что изощряться в оригинальности, переставляя слова местами в поисках выражения тривиальных вещей, дальше не буду.

С праздником, в общем.
тролфейс

О десталинизации, коммфантастике и марксистской теории государства и права (к годовщинам)


Тот факт, что два этих замечательных человека родились в один день с интервалом в 38 лет (правда, только по григорианскому календарю, который до революции в России не использовался), не несет в себе, разумеется, никаких знамений, однако подобное совпадение дает нам повод поговорить о той общей составляющей в идейном наследии марксистского публициста и писателя-фантаста (говорю в данном случае именно об этих ипостасях Владимира Ильича и Ивана Антоновича, каковыми их деятельность, очевидно, не исчерпывается), которая была крайне неудобна определенным слоям советского общества на протяжении всей его истории, да и сегодня является для некоторых именующих себя "коммунистами" персонажей шилом в мешке и камешком в ботинке. Ну а начать придется издалека.

Collapse )
тролфейс

По итогам стрима

1. С временем выхода в прямой эфир нам повезло как утопленникам. Или как висельникам. Судите сами: всю прошлую неделю в "левом ютубе" шло неистовое бурление: сначала дебаты Попова с Юлиным и Кожневым, затем Рудой версус Просвирнин, плюс ко всему Семина выкинули с официального телебаченья - и всему этому топовые каналы решили подвести итог воскресным вечером, одновременно с нами. Неделей раньше мы могли бы собрать аудиторию несравнимо большую уже непосредственно в прямом эфире. А так - в чатике стрима было больше поклонников ББ, чем аудитории стейшонов (по признанию самого Штази, да и по моим впечатлениям).

2. Технические проблемы. С одной стороны - звук (зрители жаловались, что не могли расслышать названий рекомендуемых нами авторов и книг) в сочетании с моей дикцией смазывал впечатление. Видимо, надо озаботиться покупкой внешнего микрофона. С другой - лаги стрима (очень может быть, что это проблема присутствия сразу двух гостей) били меня поддых очень жестоко. То есть начинаешь развивать какую-то длинную мыслю, увлекаешься, вроде все идет сравнительно гладко, и тут ведущие говорят - ты у нас вылетел, повтори еще раз вот с этого момента. Грустно.

3. По содержанию - нам опять не удалась непосредственно самопрезентация (даже про Еврокон не успели похвастаться), ну и с рекламой рекомендованных книг вышло не особо. Еще один момент - мне оказалось мало двух часов, ибо только к исходу второго часа я, наконец, разговорился и увлекся, но тут мне как раз подрезали крылья - эфир все. Но вообще, судя по личному разговору с ведущими, им все очень понравилось, они не прочь повторить, то есть чего-то наша болтовня да и стоит.

4. Отдельное произведение искусства - это чатик.Collapse )

В целом же, как "экспириенс" - вышло очень даже ничего. Тема свежа, тема интересна, соответственно, люди готовы простить определенный сумбур в изложении - ну, до некоторого предела. Значит, надо делать выводы и лучше готовиться к следующему разу, который обязательно будет.
марьяшка

Кое-что о позднесоветской культуре

Всем, наверное, знаком фильм Эльдара Рязанова "О бедном гусаре замолвите слово" - одна из картин в длинном ряду псевдоисторических полотен позднесоветской эпохи, имеющих своей целью эстетизацию царской России (применительно к эпохе Гражданской - белого движения) при некоем формально "прогрессивном" сюжетном и идейном посыле. В данном случае у нас на экране - "усачи-трубачи" из гусарского полка эпохи где-то 1840-х годов - все такие из себя благородные и красивые. И все особенности их гусарства, или, по-новому, токсичной маскулинности (пьяное буйство, походы по борделям и тому подобное) вроде бы формально представлены в кадре - но все это, разумеется, эстетизировано и приукрашено юмором, так, чтобы симпатии позднесоветского зрителя оставались на стороне блаародных господ. Эстетика важнее этики, эстетика важнее идеологии (и при этом эстетика может быть абсолютно противоположной провозглашаемым идеям) - это вообще ключевой принцип позднесоветского искусства. Но об этом я уже писал неоднократно, тех, кого еще в этом не убедил, убеждать и дальше бесполезно. Я лишь хотел поведать об одной фальсификации, присутствующей в данном фильме, и связанной с песней на слова великого революционного поэта Михаила Светлова. Вот эта песня в исполнении Андрея Миронова:



Тут еще презабавные детали из быта гусарского полка, из которых пусть неявно, но следует вывод, что господа офицеры занимались бытовым самообслуживанием на уровне почистить сапоги. Угу, это в эпоху, когда дворянин, самостоятельно натягивающий обувь на ноги, считался большим оригиналом, а то и тайным карбонарием. Но суть в не этом. Песня, романтизирующая амурные приключения усачей-кавалеристов, как я уже писал выше, написана на слова большевика Михаила Светлова, и, если кто не в курсе, имеет абсолютно противоположный идейный посыл:
Collapse )
тролфейс

По двадцатому съезду и теме репрессий


Я уже неоднократно задавал вопрос, на который не может дать внятного ответа ни один сталинист. Когда Хрущев зачитывал знаменитый доклад "О культе личности и его последствиях", там были, разумеется, всякие неточности и передергивания, которые легко было зафиксировать любому делегату съезда, который при этом самом культе личности жил и занимался партийной, хозяйственной и организационной работой. Так вот, почему-то в самых спорных местах ни один партиец, ни один военный не встал с места и не сказал в полный голос: "Неправда! Брешешь, бесстыжая ты жопа с ушами! А у самого, чай, руки не в крови разве?!"

Это серьезный вопрос - почему так. Просто если вы поглядите на стенограммы партсъездов двадцатых годов - там тема недавнего прошлого партии и поведения конкретных товарищей в семнадцатом году и в годы Гражданской войны была излюбленной дисциплиной в противостоянии разных течений в РКП(б). И всякий раз, когда кто-то эту тему затрагивал - начинался драматичный срач с обильными выкриками с мест, с обзыванием друг дружки фашистами и канальями и так далее. Исторические вопросы были тем оружием во внутрипартийной борьбе, которым с готовностью пользовались все, и даже слова Ленина, тщетно пытавшегося предупредить в своем письме к съезду такое развитие событий, были истокованы и использованы совершенно противоположным образом. Так вот, вопрос о том, почему целый зал с лучшими людьми партии молча слушал, как поносится память "отца народов", и никто не возвысил своего голоса в его защиту, имеет два варианта ответов:

1. Выращенные и воспитанные Сталиным партийцы представляли собой настолько сервильную и рептильную массу, были настолько выдрессированы безоговорочно слушать Начальство, что по отмашке того самого Начальства были готовы тянуть руки вверх за что угодно - хоть за немедленное восстановление монархии, хоть за присоединение к блоку НАТО. На слова начальства они умели реагировать тремя способами: "аплодименты", "продолжительные аплодисменты", "продолжительные бурные аплодисменты, переходящие в овацию". И доклад Хрущева стал нагляднейшим подведением итогов сталинской кадровой политики и системы идейного воспитания.

2. Каждый партиец, работавший в эпоху Большого Террора, бывший очевидцем происходящих процессов, видел, как вокруг него десятками исчезают старые товарищи, которые оказываются потом агентами пяти разведок с 1918 года, матерыми террористами, вредителями и отравителями. У каждого были расстреляны знакомые, у большинства - друзья, у многих - близкие. Простые цифры, озвученные тем же Хрущевым: из 1966 делегатов "съезда победителей" расстреляно 848 человек - почти половина! То есть старые партийцы сами очень хорошо видели масштабы репрессий, ощущали их на примере собственного непосредственного окружения, и все они, даже самые лояльные, задавались где-то глубоко внутри себя неприятными вопросами. Червячок сомнения в справедливости и правильности происходящего подтачивал лояльность, попытка найти хоть какое-то разумное объяснение происходящему вела к неутешительным выводам - одним словом, свой доклад Хрущев читал перед аудиторией, чья потребность в озвучивании "Правды" уже много лет как назрела и перезрела.

Истина находится где-то между двумя этими вариантами (между, не посередине). Но важно помнить один момент, про которые сталинисты обычно "забывают" (по простоте и безграмотности чаще всего). Первый этап "десталинизации" не вызвал каких-то радикальных возражений ни у кого в соцлагере - ни у будущих участников "антипартийной группы", ни у "китайских товарищей". Одиночные сигналы с мест и имеющий отчетливо националистический характер мятеж в Тбилиси не в счет: потребность общества в осуждении практики массовых репрессий была настолько большой, вопрос был настолько наболевшим, что это совершенно не бьется с тезисами сталинистов, которые с цифрами в руках доказывают, что репрессии затронули мизерную часть населения СССР. Разногласия, как следует из предварительного обсуждения доклада в Президиуме ЦК, носили большей частью интонационный характер - о том, что "мерзости было много", что творились "ужасные вещи", никто не спорил. Именно поэтому нынешними ревностными сталинистами типа Балаева обширный корпус документов и стенограмм объявляется подделанным - просто потому что в противном случае в изменниках делу Сталина оказывается вся партия без исключения.

Потом, разумеется, десталинизацию стали использовать как дубинку в номенклатурной борьбе, потом возникла и консервативная партийная фронда, потом появился на волне социальных проблем и провалов в хозяйственной политике Хрущева "народный сталинизм" - но на первом этапе десталинизация с частичным ослаблением гаек была жизненной необходимостью для всего населения страны - от столичной бюрократии до колхозников из самых медвежьих углов Советского Союза. И тот колоссальный социальный оптимизм и научно-технический энтузиазм, которым запомнился период конца пятидесятых - начала шестидесятых, был бы без десталинизации принципиально невозможен. И золотой век советской фантастики без десталинизации не состоялся бы - так и господствовал бы в фантастической литературе подход Немцова.

А это очень важный момент для оценки социальной атмосферы в стране - смена Немцова и Шпанова на Ефремова и Стругацких. В 1952 году, в условиях "борьбы с космополитами", раздельного обучения в школах и запрета на аборты и браки с иностранцами, было легче поверить в то, что товарищ Сталин проживет 500 лет в должности Предсовмина СССР, чем в близкую перспективу бесклассового и безгосударственного общества. В 1961 слова о построении коммунизма в течение ближайших десятилетий вовсе не воспринимались как какой-то прикол или издевка.

Такой вот социальный контекст был у этой истории с ворошеньем недавнего прошлого.
тролфейс

Эпоха финского стыда


Дружное гыгыканье руссо-патриото по поводу фильма о чернокожем пианисте и его приключениях в "старой Америке" носит совершенно ритуальный характер. Даже мосье Сервелат почел необходимым выдать что-то подходящее по теме: гы-гы - негры, гы-гы - гомосеки, гы-гы - политкорректность, и вообще,  фильм дерьмо, получившее статуэтку по конъюнктурным соображениям. При этом из записи в фейсбуке либерала и новогазетчика Мартынова я узнал, что этот самый главный герой - Дон Ширли - в детстве обучался в Ленинградской консерватории, которая и открыла ему дорогу в мир большой музыки. И об этом ни один "советский" патриот, обиженный за порушенные афробандеровцами памятники генералу Ли, разумеется, не напишет - это для них не может быть поводом для национальной гордости.

И это хороший ответ на то, почему необходимо ненавидеть не только современную буржуазную РФ с ее традиционными ценностями, но и говноедов из числа "советских патриотов", которые любят на самом деле ту самую буржуазную РФ с ее институционализированным расизмом. Их "СССР" представляет собой смесь американского Юга эпохи расцвета и "подмороженной" победоносцевской России. В моем СССР блокбастеры "с бабами и неграми" в главных ролях снимали в те времена, когда на родине Голливуда предки нынешних эс-джи-ви бегали по ночам в белых колпаках - и это не считалось особым каким-то достижением и поводом для ажиотажа:


Прости нас, Том Джексон, мы все про
тролфейс

Сталинизм и исторический агностицизм


Обширная дискуссия о расколах в коммунистическом движении, начатая Синей Вороной, показала в очередной раз поразительное невежество наших левых в области истории компартий, их расколов и внутренних дискуссий (в частности, конечно же, самой мифологизированной эпохи двадцатых-начала тридцатых годов). Судите сами:

Собственно говоря, это главная причина разногласий между сталинцами -и различными оппозициями внутри партии а также за рубежом. Социализм можно построить в одной стране, но нельзя добиться окончательной победы коммунизма – гласила версия ВКПб (и Сталина), окончательная победа наступит лишь после революции в большинстве развитых стран; Энгельс был прав для своего времени, но он не мог знать о наступлении эпохи империализма, описанного Лениным, в наше время конкретно это его утверждение уже не работает, он сам бы это признал, если бы дожил.
Оппозиционеры и различные скептики подвергали эту идею сомнениям. Троцкий был далеко не единственным – но самым ярким представителем подобного скептицизма, по традиции до сих пор все, кто в принципе отвергают опыт СССР как социалистического государства после смерти Ленина, называют себя троцкистами. Хотя их мировоззрение может быть крайне далеко от идей самого Троцкого. Мир троцкизма чрезвычайно пестр и многообразен. Честно говоря, он гораздо более многообразен, чем оставшийся так сказать «мейнстримный коммунизм», где именно теоретические разногласия далеко не так глубоки и безнадежны.
Но говорить о нем мы здесь не будем, здесь наша цель – лишь указание на то, что первый крупный раскол в коммунистической среде случился в связи с отношением к сталинскому СССР, при этом одни (мейнстримные коммунисты, «сталинисты») считают, что это была социалистическая страна, успешный, пусть с ошибками и неудачами, опыт построения социализма в отдельно взятой стране, а другие (троцкисты самых разнообразных течений) определяют уже сталинский СССР как «госкапиталистический», видят «вырождение», «перерождение партии», «термидор». Сам Троцкий был, кстати, довольно умеренным «троцкистом» и считал СССР все еще социалистическим государством, предсказывая на основании марксистской теории его скорый крах. Его ученики, как, например, известный британский троцкист Тони Клифф, заявляли, что в СССР уже появился новый правящий буржуазный класс – партийная бюрократия, и таким образом, СССР стал «государственно-капиталистической» страной.


Задачка для студента-первокурсника будущего Коммунистического Университета: найти пять ошибок и десять передергиваний на три абзаца текста. Ну хорошо, что о "троцкизме" авторка не имеет вообще ни малейшего понятия и умудряется вписать за одни скобки с троцкистами всех антисталинских оппозиционеров вплоть до крайних левкомов - это ладно, их так учили и учат до сих пор. Но вот отчетный доклад Сталина на XVIII съезде, в котором тот открыто признал возможность победы коммунизма в одной стране во враждебном капиталистическом окружении(!) - это вроде бы в той среде отнюдь не запрещенный документ. Что же мешает внимательно изучать произведения собственных "теоретиков"? Не стоит удивляться, что и прокатившееся по левой блогосфере обсуждение постов Завацкой вылилось в чудовищную путаницу: оппоненты ее доказывали, что споры между "троцкистами" и сталинистами уже давно потеряли реальную актуальность, являются формой ролевой игры, например, а объединяться/размежевываться надо на совершенно других принципах. Сама же Завацкая твердо стоит и продолжает стоять на своей платформе: Сталин был гений и великий вождь, а "троцкисты", соответственно, предатели.  ОК, это действительно позиция, с ней можно дискутировать, а можно соглашаться. Но мы сейчас возьмем и отмотаем блог Синей Вороны на несколько месяцев назад, и прочитаем следующее:

В отношении истории, в особенности истории коммунистического движения и СССР я агностик. И вот почему.

И дальше идет обоснование этой самой принципиальной непознаваемости истории СССР в настоящее время в текущих условиях - потому что дурят рабочего человека все эти профессоришки по приказу буржуазии. Одни пишут так, а другие - этак, а ты поди разберись, как оно там на самом деле было. То есть, смотрите, с одной стороны, декларируется позиция "ничто не истина, все дозволено" (то есть отсутствие какой-либо внятной позиции). С другой - "вот моя правда, вот моя вера, вот мое кредо, на том стою и не могу иначе". И это все в отношении одного и того же вопроса - вопроса истории СССР и коммунистического движения. А потом снова возвращаемся к недавним постам, и видим, что, по мнению Завацкой, Октябрь и создание СССР стали самым важным событием в истории XX века (сложно, кстати, не согласиться). Но события эти, как мы помним, принципиально непознаваемы, и рассматривать их можно только субъективистски, исходя из личного семейного или социального опыта, вкусовых и эстетических предпочтений, и так далее. Взаимоисключающие параграфы в отдельно взятой голове? Не думаю. То есть противоречия, бесспорно, имеются, однако источник такого метода мышления (с которым я уже сталкивался не раз у своих оппонентов-сталинистов, к слову) находится в самом дискурсе и истории развития сталинизма как политического течения.

Дальше мы будем рассматривать примеры из одной темы, вокруг которой бушуют самые горячие споры - из вопроса о сталинских репрессиях. Не потому что в истории СССР нет других тем, но потому что пример крайне наглядный как раз плане размежевания по отношению к нему и выявления всех противоречий в среде левых.

Вопрос о сталинских репрессиях, о том, как к ним относиться (и как объяснять их в пропаганде, адресованной простому рабочему человеку) делит людей, называющих себя сталинистами, на три условных лагеря. Первый - это люди из разряда: "плохо, что мало расстреляли". Это они истерически ненавидят "троцкистов", и готовы буквально разорвать на части и сдать в цугундер парня, вышедшего на митинг 7 ноября с портретом ЛД. Это они грозятся нам расстрелами и глумливо отмечают каждый год "день ледоруба". Объективно для них "троцкисты" ("леваки-наркоманы", "элгэбэтэшники" туда же) являются врагом более страшным, чем вся отечественная и мировая буржуазия вместе взятая. В определенные исторические моменты вопль "готовьте списки!", разговоры о "черных воронках", едущих за казнокрадами и плутократами - все это способно привлечь небольшую часть трудящихся, деморализованных ухудшающейся социально-экономической ситуацией, но это будет такая часть трудящихся, которая скорее пойдет в "нормальные" фашистские организации, потому как в этих организациях с культом насилия и его практическим применением все куда лучше, чем у беззубых и беспомощных пенсионеров из традиционных сталинистских партий. Собственно, часть правых типа Старикова в значительной степени перехватила культ усатого вождя и сам сталинистский дискурс у тех организаций, что называют себя "коммунистическими" - сталинизм (очищенный, разумеется, от остатков марксистской фразеологии) сегодня оказывается удобнейшей идеологической платформой для самой реакционной части российской империалистической буржуазии и ее самых бешеных и бесстыдных защитников - но об этом в другой раз.

При втором подходе провозглашается, что массовые репрессии тридцатых - это не очень хорошая история, что действительно пострадала масса невинных людей, что террор явился порождением той атмосферы осажденной крепости, в которой СССР оказался по объективным причинам. "Но было и хорошее", "достижения", "в войне победили" - набор аргументов на тему "с другой стороны" достаточно стандартен. С подобной публикой, по крайней мере, можно спорить - они уже не грозят тебе устроить "новый тридцать седьмой". Кто-то идет дальше, признавая, что Троцкий был в своей критике в чем-то прав. Известная в узких кругах организация Lenin Crew, бывшая долгое время союзником самой омерзительной сталинистской секты - "Прорыва" - нагляднейший пример такого рода. Их фундаментальная работа, в которой они попытались обобщить разногласия Троцкого и Сталин (1, 2), является, бесспорно, выходом за рамки сталинизма... но, с другой стороны, за бортом классического, аутентичного сталинизма находится любой теоретик и активист, хоть в какой-то мере подвергающий сомнению гениальность и непогрешимость усатого вождя. Как, кстати, и любой, кто вступает в споры с проклятыми "троцкистами" - членам западных компартий и комсомолов на протяжении многих лет было запрещено контактировать с активистами троцкистских организаций, а дискуссии о троцкизме были попросту немыслимы. Под запретом оказывались даже книги с критикой "троцкизма", с характерными заглавиями типа "Троцкисты - враги народа" и "Троцкистско-бухаринские бандиты". Таким образом, с точки зрения аутентичного сталинизма само вступление в дискуссию есть непростительный ревизионизм. И это делает позицию "умеренных" крайне уязвимо для критики со всех сторон, не давая при этом никаких преимуществ - ибо вопрос о персональной ответственности высшего политического руководства СССР в лице Сталина за казнь 680 тысяч человек в 1937-1938 годах, за истребление тысяч партийных и военных деятелей, за уполовинивание компартии оказывается открытым невзирая ни на какие ссылки на объективные обстоятельства.

Наконец, существует и набирает в настоящее время силу третий подход - отрицающий как факт массовые репрессии тридцатых годов в духе западных ревизионистов Холокоста - с совершенно симметричными аргументами, кстати. Самые известные (большей частью скандально) представители этого течения - упоминавшийся выше "Прорыв" и "Движение имени антипартийной группы". Не так давно лидер последней организации даже озвучил реальные цифры расстрелянных 1937-1938 годах - "Порядка полутора тысяч. Эти сведения есть - приговоры судов и военных трибуналов." И даже анонсировал свою новую книжку, в которой он будет это положение доказывать. Что тут скажешь? Полторы тысячи человек - это такое количество жертве ежовщины (известных партийцев, старых большевиков, героев Гражданской, деятелей искусства, один словом, исторических персонажей, то есть "селебрити"), чья судьба не вызывает каких-то сомнений, и чьи имена любой профессиональный историк периода может выписать в столбик на нескольких листах. Мой прадед-колхозник, расстрелянный в феврале 1938, разумеется, в это число не влезет - и сотни тысяч людей, не являющихся историческими персонажами, но оставшихся в памяти потомков, тоже окажутся среди нерасстрелянных. Идиотская концепция, которую наверняка будут отстаивать аргументами в стиле Дэвида Ирвинга и Фоменко-Носовского, тем не менее, привлекла, тем не менее, к себе внимание той же Синей Вороны "...в конце концов, еще не опубликованная теория Балаева о репрессиях вызывает у меня самое горячее одобрение. Как мне может не нравиться подобная теория? Конечно, она мне нравится и последнее, что я буду делать - с ней спорить.". Однако, как ни крути, но подобная концепция обречена на маргинальность среди сколько-нибудь мыслящей прогрессивной публики просто в силу того, что сумасшедшими и фриками от истории со времен Перестройки все наелись по самое не могу, и теперь от такого персонажей откровенно шарахаются. Легендарная борьба "Прорыва" с теорией относительности тоже не имела большого успеха, лишь создав подгузовцам соответствующую репутацию.

Так что, как ни крути, но самой удобной, и наименее энергозатратной позицией в отношении репрессий для сталинистам оказывается именно агностицизм - "хрен знает, что это там было, верить никому нельзя, документы и подделать можно, война все списала, и вообще - какая разница?". Это и есть наиглавнейший итог развития сталинистской исторической науки в условиях буржуазной демократии с ее свободой задавать противникам капитализма неудобные вопросы и использовать для очернения их идей любые скелеты из большого советского шкафа. Поставить в центр своего дискурса историю СССР и провозгласить ее принципиальную непознаваемость - значит проповедовать людям то, чего сам не понимаешь.

Наверное, идти в бой за то, чего не понимаешь сам, и даже вести за собой людей, в принципе возможно. Но только уйдете вы очень недалеко и закончите весьма печально.
тролфейс

Марксистская капча

Заявление редакции сайта «Сен-Жюст»

Что я хочу по этому поводу сказать. На днях на "Медузе" вышла познавательная и забавная статья о Глебе Павловском - с дурацким подзаголовком, где его называют "человеком, придумавшим современную российскую власть". Поучительно, что все ценные сведения, которые можно из материала почерпнуть, ведут нас к тому выводу, что путинский режим "придумали" люди, которых сегодня называют либеральной оппозицией - весь конец девяностых годов они буквально бредили "таким, как Путин" - новым Пиночетом, который создаст на основе государственной бюрократии сильную правоцентристскую партию, и отстоит, не считаясь со средствами, рыночные ценности от проклятых примаковых и зюгановых. Все попытки "Медузы" представить "говорящую голову Кремля" как экстравагантного демиурга, в творческом кураже обрушившего на нас "путинскую диктатуру", вызывают лишь смех - идея витала в воздухе, она выражала насущные потребности абсолютного большинства тогдашней элиты - в том числе и тех, кто спустя пару лет оказался не у дел. Но самое смешное тут то, что у современной "левой сцены", в отличие от российской власти, имеется свой павловский, человек, который ее выдумал (примерно так же, как выдумал в свое время румынских "гайдуков Котовского"). Это и есть Александр Николаевич Тарасов. Он ее, эту "левую сцену", дотошно описывал на уровне "социологии малых групп", отчаянно рекламировал и популяризовывал в мейнстримных изданиях, цитировал с придыханием избранные пассажи - а затем, взглянув на нее, окрепшую и возмужавшую, ужаснулся и отрекся с негодованием.

"То есть наши «левые», переместившиеся из «реала» в «виртуальный мир», пошли по пути наименьшего сопротивления, выбрав в качестве места основного приложения сил мир выдуманный, ненастоящий, мир иллюзий, позволяющий утешать себя несуществующими успехами и победами — и не только утешать ими себя, но и морочить голову другим."

Александр Николаевич, но ведь это же целиком про вашу публицистику прошлых десятилетий - от изящного издевательства над нацболами, которым вы умудрились "продать" историю Иона Ветрилэ, до целиком и полностью выдуманной вами "новой контркультуры"! Сложно сосчитать, сколько голов молодых провинциальных леваков вы заморочили в эпоху дорогого интернета. И ведь, что удивительно, практически все "положительные" примеры из ваших статей с рекламой и апологетикой "новой революционной культуры" легко укладываются под каток вашей собственной критики. Судите сами, 2018 год:

"Не позже 14 июня на «рабкоровской» странице «ВКонтакте» появился раздел «Товары», где на продажу предлагаются кепки по 1000 рублей и футболки, свитшоты и рубашки-поло по цене от 1300 до 2400 рублей. И на некоторых из них изображены пионерский значок и октябрятская звездочка, где портрет Ленина гопнически и свидомо замещен котом Степаном — в худших традициях самой разнузданной антикоммунистической пропаганды 90-х годов."

Ну хорошо, обратимся к девяностым годам, когда и ныне достаточно известный левый интеллектуал Алексей Цветков выпустил свою книгу "Анархия non stop". Что писал по этому поводу в 2003 году А. Н. Тарасов (выделения мои)?

Книга «Анархия non stop» – это сборник сильно переработанных автором теоретических статей, написанных Цветковым за период с 1995 по 1999 год. Часть этих статей является редчайшим не только у нас, но и вообще в мировой практике примером соединения теоретического текста с художественным произведением, к тому же, как правило – пародией и (чаще) самопародией. Некоторые тексты «старшим товарищам» читать не рекомендуется, особенно тем, у кого плохо с чувством юмора. У молодежи эти тексты, напротив, вызывают дикий восторг. Чтобы было понятно, в чем дело, ограничусь двумя краткими иллюстрациями. Текст «Последний Интернационал – враг бледнолицых» начинается словами: «В середине сцены – бессмертный вождь краснокожих Ленин, окруженных вражескими скальпами в своем гранитном вигваме» (А. Цветков. Анархия non stop. М., 1999, стр. 207). А текст «Последняя речь Буратино» – словами «Год назад расстреляли Карабаса. Трибунал отлучил от театра и выслал Алису, Дуремару успешно отшибают память о мрачном прошлом в исправительной мастерской и не разрешают ловить пиявок. Базилио взят продавцом билетов, хотя всем известно, что он мухлюет и подготавливает новый путч, склоняя на свою сторону Пьеро…» (там же, стр. 212).
Многие замшелые поклонники Зюганова из «старшего поколения», сталкиваясь с подобными текстами, раздражаются, не понимая (и даже не пытаясь понять), что это – лишь литературное отражение нового социального опыта, такого, какого у них самих просто не было. Вот зарисовка этого опыта их книги Цветкова: «Ты впервые пробуешь кислоту. Впервые демонстративно уходишь с лекции, где тебе втирают про преимущества рыночной системы, и читаешь в парке Бакунина, потому что Хаким Бея трудно достать. Впервые выбриваешь виски и идешь на никем не разрешенный митинг, где метко кидаешь недопитую бутылку в милицейскую цепь и кричишь в мегафон: «Капитализм – дерьмо!» Ты уходишь из дома, чтобы жить с друзьями общиной в приговоренном к сносу доме. Ты оставляешь институт, потому что там всеми движет страх, вызывающий у тебя брезгливость. Их страх как запах их гниения. «Не хочешь ли ты назад в СССР?» – на дурацкий вопрос холеной журналистки из блядской американской газеты ты гордо отвечаешь: «Я анархист» – и даришь ей неприличную листовку» (там же, стр. 122–123).


Что стало с Тарасовым за прошедшие пятнадцать лет? Потерялось чувство юмора? Мохом оброс?

Можно еще вспомнить, с каким восхищением Тарасов презентовал в журнале "Октябрь" в 1998 году творчество "певца новых левых" Александра Непомнящего. Непомнящий, правда, лишь посмеялся над такой трактовкой - и спустя несколько месяцев вышло его интервью газете "Завтра", где он четко и ясно позиционировал себя как "певца русской империи Третьего Рима". Какая неожиданность - Маркузе на постсоветском пространстве стоит дешевле старца Филофея!

Перечитывая тарасовские статьи той поры, я вижу, что процентов 80 "культуры тружеников и творцов", которую творец российской "левой сцены" вытаскивал на обозрение в мейнстримные издания, рекламировал на "круглых столах" - это чудовищный шлак и помои. Не то чтобы я считал "Буйного Бродягу" проектом без недостатков, но по сравнению с "Последней речью Буратино" и песенкой "Убей янки" наш ББ - это колоссальный прогресс, тысяча шагов вперед для российского левого искусства. Шутка, разумеется - призыв "подожги ларек с американским говном" не несет в себе ровным счетом ничего "левого" и "революционного", так что и сравнивать особо не с чем.

Обличение "монетизации" левых ресурсов (пионеры тут, разумеется, Кагарлицкий с дочерью Ксюшей и котом Степаном) вызывает в памяти защитную речь, опубликованную Тарасовым на сайте "Лефт-Ру":

Вам не нравится, что Кагарлицкий работал в буржуазной газете. Мне тоже не нравится. Но я не могу обеспечить Кагарлицкого социалистическим изданием, которое позволило бы ему содержать семью. Если Вы можете, Антон – пожалуйста, сделайте. Уверяю Вас, Кагарлицкий будет вкалывать, как папа Карло – и займется совершенно разнузданной социалистической пропагандой.

Формально ведь все правильно - Кагарлицкий раскручивает левый ресурс, и старается вывести его на самоокупаемость, используя для этого любые средства: барыжит мерчем, попрошайничает на еду для кота, торгует лицом дочери - словом, продает контент, используя нехитрые маркетинговые уловки. По сути выходит издевательство? Но это вовсе не отменяет проблемы содержания семьи и домашних любимцев. Выходов, намеченных Тарасовым, в данном случае два: идти в буржуазные издания и протаскивать туда контрабандой левые идеи, либо делать самоокупающиеся ресурсы в стильно-модно-молодежной манере. Стоит ли дальше доказывать, что "левую сцену" во всей ее неприглядности "придумал" еще в эпоху веб-один-ноль "отец русской герильи", оставляющий нынче своих духовных чад круглыми сиротами?

Ну и концептуальный момент - мы уже привыкли, что для АНТ "народ", в смысле, население левого гетто, не тот. Этим мало кого удивишь, но сегодня редакцию "Сен-Жюста" перестает устраивать наша технизированная реальность в целом:

У Октябрьской революции не было интернета, но она победила. У Вьетнамской революции не было интернета, но она победила. У Кубинской революции не было интернета, но она победила. У Сандинистской революции не было интернета, но она победила. А когда у сандинистов появился интернет, это сыграло против них.

Очень характерная черта для столь последовательных революционеров: враждебными им оказываются уже не столько определенные классы и идеи, сколько технологии и законы природы (привет "Прорыву").

Впрочем, это все же выглядит куда логичнее, чем доказывать европейским левым на научной конференции бесполезность научных конференций европейских левых.